понедельник, 30 декабря 2013 г.

… и ответ на бессмысленный вопрос.



Почетное второе место после тарифных споров занимают длительные рассуждения о том, кто лучше переводит – лингвист, получивший специализированную переводческую подготовку, или специалист, разбирающийся в тематике.
С таким же успехом можно рассуждать, кто лучший спортсмен: метатель диска, фехтовальщик или биатлонист.
Вполне вероятно, что вопрос возник несколько десятилетий назад, вместе с появлением проблемы некачественных переводов, выдаваемых профессиональными переводчиками, ранее успешно справлявшихся со своими обязанностями. Суть проблемы становится очевидной, если представить, скажем, автомобиль производства 50-х годов и современный. Чтобы понять принципы работы «старого» автомобиля, достаточно было обладать весьма примитивными представлениями о механике, динамике и электричестве. Далее задача заключалась в запоминании терминологии. Металлическая рама, примитивные амортизаторы, двигатель внутреннего сгорания с прямым соединением с колесами, проводка от аккумулятора. Собственно, и все. Современный автомобиль – это сложнейшее устройство, в котором, кроме вышеперечисленного, применяются последние достижения электроники, химии и других наук и отраслей. Количество деталей и компонентов возросло в десятки раз, технологии усложнились, выйдя за пределы общечеловеческого понимания. В результате в какой-то момент специализированные знания стали настолько специфическими, что «чистые» переводчики перестали понимать суть переводимого.
Может ли лингвист, не имеющий специализированной подготовки, осилить сложный отраслевой текст?
Думаю, да – однако для этого потребуется масса усилий и времени на получение определенного представления об отрасли и конкретной теме, на изучение того, что принято называть reference materials, отчего, собственно, теряется коммерческий смысл переводческой деятельности.
Может ли специалист сделать хороший перевод?
Без всяких сомнений, да. Правда, многие лингвисты тут же найдут в переводе массу ошибок: запятые стоят не по делу или вообще отсутствуют, стилистика никуда не годится, да и с орфографией беда… Но заметит ли эти ошибки тот, кому перевод адресован? Все ли врачи, юристы, инженеры, биологи и прочие специалисты настолько хорошо владеют родным языком, чтобы увидеть языковые недочеты перевода? А если и да, то сильно ли они помешают им в адекватном понимании перевода?
Все без исключения владельцы агентств и бюро переводов, которых я спрашивал, в один голос отвечали: для отраслевого перевода они предпочитают привлекать специалистов с последующим лингвистическим редактированием/корректурой. Они не отрицают того, что имеются и переводчики с достаточной квалификацией; но это переводчики, либо приобретшие опыт и знания, почти сравнимые с опытом специалиста, либо компенсирующие небольшую нехватку специфических знаний – как бы правильнее выразиться… пожалуй, умением переводить – то есть, быстро и эффективно набрать необходимый минимум сведений и терминологии, достаточный для обеспечения приемлемого качества перевода. Ключевые слова здесь «быстро и эффективно» – иначе сроки растягиваются до неприличия, заработок в единицу времени уменьшается, а качество всегда остается под сомнением, что не устраивает ни одну из вовлеченных сторон.
Если обобщить, то сегодня перевод – это не более, чем обобщенное название рода деятельности. Как и спорт. Но в спорте никому не придет в голову выставлять стрелка из лука на боксерский поединок или предлагать ему бежать марафон. Продолжая сравнение, в переводе тоже попадаются многоборцы, которые хороши сразу в нескольких дисциплинах. Тем не менее, в отдельных видах спорта на пьедестал поднимаются те, кто именно этим видом и занимаются.
Так что не стоит заставлять шахматиста тягать штангу!

четверг, 26 декабря 2013 г.

Три умных вопроса от студентов



В начале декабря я по приглашению кафедры славистики читал лекции о фрилансе для студентов университета Оломоуца в Чехии. Не могу сказать, что полностью доволен: мешали языковой (в аудитории были и первокурсники) и психологический (в первую очередь, со стороны тех же стеснительных первокурсников) барьеры, состав слушателей менялся от лекции к лекции… но я старался.
Тем не менее, вопросы, пусть и нечасто, но звучали. Три из них мне понравились больше всего.

1. Что лучше делать для повышения квалификации – совершенствовать второй рабочий язык (и последующие) или осваивать новую область специализации?

Для меня ответ однозначен: конечно же, доводить второй, третий и т.д. рабочие языки до состояния основного рабочего языка. Логика очевидности следующая: новый язык, особенно если это родственный уже знакомому, изучается достаточно легко, а вот новая область знаний осваивается гораздо труднее. Единственным исключением является смежная сфера. Например, человеку, специализирующемуся на имущественном праве, наверняка будет проще освоить страховое право, чем мне, вообще ни в каких правах не разбирающемуся. Зато если я хорошо знаком с золотодобычей, то, пожалуй, смогу разобраться и в специфике добычи алмазов.

2. Можно ли брать работу по тематике, в которой не разбираешься?

А почему бы и нет? Ведь перелопачивать интернетные анналы в поисках информации по определенной тематике на случай «авось пригодятся» практически бессмысленно. Неприменимые, невостребованные знания быстро улетучиваются из памяти, стимула хранить добытые сведения нет, и все усилия пропадают зря. Если же взять «не свой» перевод, то поневоле приходится лезть в справочники и специальную литературу, вникать в суть, и при таком изучении тематики в голове остается гораздо больше.
Но следует помнить: очень вероятным наказанием за такую наглость будет потеря клиента. Шансы сделать перевод хорошо стремятся к нулю. А если все-таки попытаться довести качество до приемлемого, то резко снизится эффективность использования рабочего времени, уменьшится выдача на-гора; короче, выполняя «чужую» работу, я заработаю гораздо меньше в единицу времени.

3. На что в первую очередь обращает внимание клиент, подбирая потенциального исполнителя?

Вопрос крутой! Скажите, на что в первую очередь обращает внимание мужчина, разглядывая женщину? На что в первую очередь обращает внимание женщина, оценивая мужчину?
Вот так и с клиентами. Резюме? Конечно! Ведь в нем отражен опыт работы. Цельность профиля? Само собой! Переводчик, заявляющий о том, что он способен переводить руководства к сельхозтехнике, описания стоматологических процедур и программные команды, вызывает вполне обоснованное недоверие. Диплом? Да, пусть и не так часто (у меня несколько клиентов из Германии и Австрии появились после подтверждения выпускной квалификации «переводчик английского, немецкого языков», хотя мой немецкий практически не вышел из зародышевого состояния. Участие в профессиональных ассоциациях? Возможно. Раз человек платит за членство, это свидетельствует о серьезности его отношения к профессии. Сертификация способности работать с теми или иными САТами? Да, хотя я считаю это чистейшей дискриминацией – но платит-то клиент, ему и решать, какого переводчика он хочет найти. Знание рабочего языка? Пусть это и побочный критерий (мои электронные сообщения всегда на английском, хотя мне клиенты, в дополнение к английскому, пишут на немецком, итальянском и испанском), но и он может приниматься в расчет.
На последнем остановлюсь чуть подробнее. При первом контакте оценивается не только знание языка (по тексту электронного сообщения), но и элементарное деловое общение. Сказанное, к слову, справедливо в отношении обеих сторон. Как правило, письма следующего содержания "Hello, we have an English into Russian job, XXXX words, could you please provide your best rate” тут же отправляются в корзину. Точно так же ПиЭмы сбрасывают в мусор ответы типа “Hi, I can do it, my rate is €0.XX per word”. Как минимум, стоит начать с благодарности за проявленный интерес к профессиональным услугам! Да и заявлять тарифы, не видя исходного документа, можно разве что с потолка…

И с наступающим Новым Годом всех!

четверг, 19 декабря 2013 г.

Для молодых. Накопление опыта: как разорвать замкнутый круг.



Для свежеиспеченного выпускника переводческого отделения реальное вхождение в профессию всегда проблематично. Отсутствие опыта и тематических отраслевых знаний у вчерашнего студента начисто отбивает у клиента охоту иметь дело с переводчиком, подтверждающим свою профессию только полученным после нескольких лет учебы дипломом. В большинстве своем такие переводчики еще не умеют трансформировать приобретенные знания в практические умения и навыки, а о специализации и говорить не приходится.
Как же разорвать этот замкнутый круг? И как сделать так, чтобы в резюме появились первые записи о выполненных работах?
Задачка непростая, но решаемая.
Во-первых, многие начинают переводить еще студентами. Вспомните, как к вам приходил сосед и просил перевести, что написано в инструкции к какому-то бытовому устройству, на этикетке косметического средства или вкладыше к лекарственному препарату. Вы ведь помогли человеку и, не исключено, даже оплату получили – шоколадку там или еще что… Почему же тогда «перевод мануалов к бытовой технике» или «перевод описаний косметических средств» не значится в резюме?
Во-вторых, всегда существуют варианты волонтерской работы. Понятно, выполнять профессиональные обязанности бесплатно не очень хочется, но если цель – это сделать что-то, на что можно сослаться, то выделить некоторое время на подобные переводы можно, тем более, что некоторые организации, привлекающие добровольцев, занимаются достаточно благородными делами.
В-третьих, изредка возникают и коммерческие возможности. Типичным примером может послужить booking.com. 3 евроцента за слово – не ахти что, но и не так мало для начинающего переводчика, в особенности, если учесть специфику: из-за крайне ограниченной лексики и узости тематики перевод этого сайта примитивен до противности, но позволяет и зарабатывать, и тренироваться.
Очень неплохо было бы напроситься в подмастерья к кому-то из более опытных коллег. Некоторые из нас хорошо относятся к профессии и готовы помогать молодым (само собой, не все и часто только тогда, когда видят заинтересованность и перспективность стажера).
Параллельно с поиском возможностей важно и нужно получать и накапливать знания в различных областях, каждая из которых может впоследствии стать будущей специализацией. Любая работа в любой сфере – это и жизненный, и профессиональный опыт. Но следует учесть, что жизненным или профессиональным непереводческим опытом в чистом виде клиента заинтересовать вряд ли удастся: необходимо, чтобы при этом возникали и знания в соответствующей сфере, понимание логики и закономерностей, действующих в этой отрасли. Поэтому, даже работая доставщиком букетов, стоит влезть в интернет и посмотреть, как работает амстердамская цветочная биржа.
Замечу, что «отраслевые» знания получать можно любым образом. Мое увлечение растениями вдруг начало приносить побочные финансовые выгоды: у меня недавно появился клиент, присылающий переводы, связанные с растениеводством, гибридизацией, акклиматизацией и т.д. Я в профессиональном профиле свое хобби не рекламировал (хотя ссылки есть), но дотошный клиент не поленился пошерстить сеть, где и обнаружил следы моей «дачной» деятельности. То, что увлечение выстрелило таким образом, кажется и забавным, и логичным одновременно.
Так что и в замкнутом круге всегда можно проковырять дырочку!

суббота, 14 декабря 2013 г.

Тревожно…



Я долго сдерживался: блог до сих пор оставался более-менее профессиональным, и очень не хотелось разбавлять его чем-то лишним. Но накипело.
Для тех, кто не понимает или судит о ситуации только по телевизионной картинке: страна сейчас застряла, как в той сказке, у раздорожья. Очевидные возможности выбора четко выбиты на камне – ТС, ЕС, топтаться на месте. Вот только есть еще варианты, которые вроде как не озвучены, но не исключаются; более того, по моему разумению, становятся все более и более вероятными.
Все началось перед Вильнюсом, но дело, похоже, совсем не в этом.
Предыстория такова. Два года страна в рецессии. Дальше может быть только хуже, причем при любом раскладе. Подписать ДА? Неизбежны серьезнейшие последствия для и без того полудохлой экономики. Не подписать? Те же самые последствия, только растянутые во времени; те же драные портки, вид сбоку. В любом случае к 2015 положение настолько плохо, что о победе на выборах можно разве что мечтать.
(За последние две недели я провел в поездах более 80 часов. Понятно, часть из них прошла в разговорах. Спрашиваю мужчину, который категорически против ассоциации: почему? «Гомосексуальные браки!» «То есть, - говорю, - если подпишем, то сразу разведешься с женой и женишься на мужике?» Морщит лоб, пытаясь найти ответ… не находит. «Ну ладно, а с экономикой? Мой же завод остановится, я работу потеряю!» «А почему остановится?» - спрашиваю. «Так говно же выпускаем, кому оно на… надо???» «И при чем тут Европа?» «Ну…»)
Не стоит отказывать власти в уме и аналитических способностях, в особенности когда речь идет о выживании. Проигрыш в 2015? Значит, надо отпользовать оставшееся время по полной. В этом смысле неподписание вильнюсского договора вполне логично. Если из национальной экономики уже нечего выкачивать, а бюджет настолько дефицитен, что даже воровство становится практически невозможным, можно попробовать одолжить денег, и побольше, чтобы бежать не с пустыми руками. Кто даст? РФ? ЕС? КНР? Сколько? И что потребует взамен?
Но не сработало. Плюс еще просчеты в тактике, недооценка других факторов. И сейчас в сухом остатке а) невозможность продолжать так, как раньше; б) нежелание (и/или неспособность) что-либо менять; и в) полное отсутствие понимания, как из всего этого выбраться.
Только тревожно не поэтому. Технологии ведь развиваются не только в производстве, но и в такой сфере, как манипуляции массами. И при нынешнем положении дел достаточно легким будет реализация сценария деления одной, соборной и независимой, на несколько (два или даже три) уже не таких соборных и не очень самостоятельных кусков.
Потому и тревожно…

среда, 20 ноября 2013 г.

Об отдыхе



Наверное, человечество не зря придумало себе такое расписание: 7-8 рабочих часов в сутки, 5 рабочих дней в неделю, ежегодный отпуск общей продолжительностью до месяца. По всей видимости, это тот необходимый минимум, позволяющий восстановить работоспособность до уровня, достаточного, чтобы снова приступить к работе следующим утром, с понедельника или после окончания отпуска.
Так это или нет, пусть разбираются специалисты. Мне же хочется поделиться своими наблюдениями.
Отдых помогает избавиться от усталости, являющейся естественным следствием нашей жизнедеятельности. Кто считает, что люди устают от «работы», попробуйте несколько дней ничего не делать. Совсем ничего! По-моему, усталость от безделья наступает гораздо быстрее.
Бороться с повседневным утомлением проще простого: достаточно хорошо выспаться. Вообще-то организм сам знает, сколько сна ему необходимо, важно только опытным путем определить оптимальное время для сна. Я предпочитаю вставать относительно рано и по себе знаю, что мне 7-8 часов сна позволяют полностью восстановить силы, если лечь в 10 вечера, но не дают желаемой бодрости, если из-за поздней трансляции футбольного матча или по какой другой причине я засыпаю после полуночи.
В принципе, усталость, появляющаяся в конце недельного рабочего цикла, тоже не доставляет больших неприятностей. Очень желательно переключиться с «рабочего» вида деятельности на что-то совершенно иное. Для этой цели подойдут шашлыки на природе или неторопливый обед в ресторане (на любителя), рыбалка или настольный теннис, встреча с приятелями, поход в зоопарк с детьми или в стриптиз-клуб без детей… короче, вариантов масса.
С накапливающейся в течение года усталостью чуть сложнее. По большому счету, в войне с такой усталостью действует тот же принцип, что и в конце недели: смена обстановки. При этом будет здорово, если при смене обстановки исчезнут и рутинные обязанности. Поэтому, планируя отпуск, лучше выбирать варианты с максимальным обеспечением (питание, экскурсии, присмотр за детьми и т.д.)
Самым противным видом усталости является тот, что приходит с годами, вызванный однообразием деятельности, отсутствием перспектив или значимых результатов, отсутствием новизны и рутинностью. Признаки такой усталости начинают проявляться в разные сроки, от года-двух (например, для офисного планктона) до 5-8 лет. Здесь полумеры помогают не всегда. Лучший способ избавиться от нее – сменить род деятельности. Но всегда ли это возможно?
Вот, собственно, и все. По крайней мере, общеизвестное, ради которого не стоило и компьютер включать. Поэтому переходим к наблюдениям.
Повседневная усталость и сон. По моим наблюдениям,
- выспавшийся, я быстрее печатаю;
- выспавшийся, я делаю меньше опечаток;
- невыспавшийся, я чаще устраиваю перерывы, пусть даже коротенькие, чтобы вытряхнуть вату из мозгов;
- при вычитке текста, переведенного мною выспавшимся, я вношу меньше исправлений, чем при вычитке перевода, сделанного в невыспавшемся состоянии.
После проводившихся несколько раз замеров оказалось, что после хорошего и своевременного сна я трачу где-то на 30% меньше времени на перевод одного и того же объема текста. Результаты меня удивили. Ведь обычно мы знаем свою стандартную производительность и планируем рабочее время, исходя из нее. Я попробовал действовать по-другому: высыпаться и потом работать быстрее. Вышло! В результате довел свою скорострельность до 600 (сложный перевод) – 800 или даже 1000 (простой текст или долгоиграющий проект) слов в час (разумеется, речь не идет о переводах, требующих дополнительных усилий) и сейчас практически никогда не экономлю на сне.
Ежегодная усталость и отпуск. Не знаю, как кому, а мне одного отпуска в год мало. И вообще, зачем фрилансить, если не пользоваться выгодами положения вольного художника? Поэтому ноутбук в рюкзак (чемодан, машину) – и вперед! на моря, в горы, по городам и весям: полдня на купание-загорание-экскурсии-походы-достопримечательные осмотры, полдня на работу. Поверьте, очень эффективно получается! Главное при этом – отказаться от стереотипа «я должен сидеть у компьютера на случай обращения клиента». А если вы считаете, что должны отвечать на любое сообщение в течение максимум пяти минут, айфон с айпадом вам в руки!
Многолетняя усталость. Как я уже сказал, без радикальных мер тут не обойтись. Хотя в редких случаях усталость почти не возникает. Это бывает тогда, когда занятие нравится, приносит не только достаточный доход, но и удовольствие, общественное признание, позволяет тем или иным образом самовыражаться и самоутверждаться… Но, увы, идеал редок.
Раз усталости избежать невозможно, следует попробовать ее смягчить и минимизировать до уровня приемлемой. Наибольшая эффективность в этом благом процессе достигается за счет разнообразия. Разнообразить можно все, от видов лингвистической и не только деятельности (см. про диверсификацию) до режима, условий, обстановки, места фактического выполнения работы и т.д.
Отличный результат получается, когда в дневное или недельное расписание включается физическая активность, будь то спорт или работа на даче. Похоже, вместе с потом через поры выходит и почти вся собравшаяся в голове дурь.
Хорошее действие оказывает и эмоциональное разнообразие. Можно сочетать: пару часов настольного тенниса с хорошим соперником дает и необходимую физическую нагрузку, и эмоциональный заряд. Рекомендую!
Вот сейчас вспомнился период, когда условия для работы казались идеальными. Мы тогда жили (да, именно жили, а не просто приехали для длительного пребывания) в селе в теплой стране, в 8 км от огромного песчаного пляжа, и на нашем попечении был участок размером в 14 соток. Необходимость то траву постричь, то вскопать чего-то там заставляла регулярно отрываться от монитора; возможность в любой момент сесть в машину и через 10 минут плавать в теплом море использовалась ежедневно; 9 ужинов из 10 делалось на костре, после чего я снова садился за компьютер – но не в доме, а во дворе, на свежем воздухе под алычовым деревом. Моя продуктивность в эти месяцы была чуть ли не самой высокой за всю карьеру, а об усталости и речи не было. Попробуйте, и вам тоже, возможно, понравится!

пятница, 1 ноября 2013 г.

Сегодня о ПроЗе



В адрес ПроЗа за время его существования сказано немало – хорошего и разного. Хорошее обсуждать смысла нет, а вот на «разное» хочется посмотреть внимательнее и попытаться понять, действительно ли все так, как на самом деле.
К самым распространенным я отнес бы, пожалуй, следующие мнения:
- На ПроЗе собрались одни халявщики (это с одинаковой частотой говорится и о переводчиках, и о заказчиках).
- КудоЗ – не терминологическая помощь, а гонка за очками.
- Когда переводчики откликаются на объявления о работе, клиент выбирает предложение с самым низким тарифом. Из этого вытекает, что
- ПроЗ способствует снижению цен.
- Получить через ПроЗ работу невозможно.
Пойдем по порядку. Вот только сразу оговорюсь, что никогда не состоял в ПроЗовском штате, а модераторство (я несколько лет модерировал две языковые пары КудоЗа) было исключительно добровольным и бесплатным. Правда, я лично знаком с основателем и владельцем сайта и некоторыми из сотрудников, поэтому иногда знаю больше, чем многие пользователи.
Итак, халявщики. Сначала о переводчиках.
То, что сайтом пользуются не только халявщики, но и другие переводчики, объяснять, надеюсь, не надо. Очевидно, впечатление о засилье халявщиков возникает благодаря разделу КудоЗ, в котором часто появляются или подолгу фигурируют задаватели вопросов в оптовых количествах; причем по характеру вопросов, их числу и интенсивности появления в сети можно сделать почти однозначный вывод о том, что человек взялся за тему, в которой явно не разбирается.
Возникновение таких вопрошайл совершенно естественно: а как еще, скажите, может вести себя новичок, впервые попавший в переводческий all-inclusive, где все или почти все лингвистические проблемы решаются быстро, бесплатно и без приложения мозговых усилий, за счет коллег-филантропов? К тому же, если посмотреть внимательнее, то мы увидим, что такие вопрошайлы в большинстве своем временны и достаточно скоро исчезают. То ли совесть начинает беспокоить, то ли опыта набираются… как бы там ни было, настоящих easy-riders там не так много.
Теперь о халявщиках-клиентах.
Утверждения про клиентов-халявщиков относится, в первую (или даже единственную) очередь, к разделу «Работа». Тут соглашусь, но только отчасти (про другую часть речь пойдет позже). Да, нередко уже по тексту объявления видно, какого переводчика хочет найти тот или иной заказчик. Потрясающим примером может служить объявление, мелькнувшее в разделе лет пять-шесть назад. Я до сих пор жалею, что не скопировал его, поэтому процитировать не могу. Агентство опубликовало объявление по очень низкой цене, при этом переводчик должен был отвечать следующим обязательным критериям: 1) лингвистическое образование; 2) юридическое образование; 3) медицинское образование. Приблизительный портрет переводчика: вечный студент 35 или 40 лет от роду (это ж надо было сколько лет потратить на учебу!), к тому же безработный, потому как еще одним условием была готовность приступить к работе немедленно.
Для меня вот уже много лет загадкой остается поведение некоторых заказчиков, с непостижимой регулярностью размещающих объявления на одну и ту же тему. С одним таким агентством я даже сотрудничал, и они добросовестно платили 30 евро (min charge) за перевод фраз и фразочек – от 2 до 30 слов – появлявшихся на упаковке, в которую заворачивают заказ в популярном сетевом заведении общепита. Не помню, почему мы расстались, но их объявления появляются на ПроЗе до сих пор. Почему провайдеры у них не становятся постоянными, я понять не могу.
И, наконец, «нормальных» клиентов и объявлений тоже хватает, вот только дешевые предложения вызывают раздражение и потому оставляют более яркое впечатление.
Идем далее: гонка за очками в КудоЗе. Согласен, присутствует. Порядок отображения в списке переводчиков при поиске формируется на основе КудоЗных баллов и для части клиентов является одним из показателей того, что переводчик разбирается в той или иной теме. Количество безумных ответов меня удивляло, поражало, раздражало, смешило – ровно до того дня, когда я просто отключил КудоЗовские уведомления. Сейчас я изредка пользуюсь разделом, задавая вопросы, и немного чаще – поиском по уже задававшимся вопросам (кстати, очень рекомендую, особенно когда нужен не столько перевод, а понимание. Бывало такое, что объяснение находилось, скажем, в немецко-английской или английско-испанской паре, а подобрать подходящий перевод – это уже дело техники). Так вот, сейчас я редко пользуюсь КудоЗом, и все, что там происходит, не вызывает у меня отрицательных эмоций.
Движемся далее по списку. «Клиент выбирает самого дешевого переводчика». По всей видимости, такое впечатление создается у переводчиков, которые по объявлениям подавали заявки на выполнение заказа, но работы так и не получили. С этим тоже соглашусь только отчасти. Да, немало заказчиков таки да старается по максимуму увеличить свою маржу, но далеко не все. Доказательством могут послужить как мой личный опыт – несколько сотен полученных через ПроЗ заказов, несколько десятков клиентов разовых и постоянных – так и опыт профессиональных коллег. Подчеркну: профессиональных, ибо неопытные новички чаще всего проигрывают торги именно из-за отсутствия опыта, подтвержденной специализации, слабенького резюме и т.д.
Очередное утверждение: ПроЗ способствует демпингу. Ну, когда с больной головы все валится на здоровую (или, как минимум, на другую), тут и комментировать нечего. С таким же успехом можно заявить, что причиной увеличения количества мошенничеств типа «Кредит без залога», «Работа на дому» и иже с ними, являются доски объявлений. ПроЗовский раздел «Работа» – это всего-навсего доска объявлений. А вот о тарифах договариваются заказчик и исполнитель. Так кто же на самом деле виноват в демпинге?
И напоследок о невозможности получения работы через ПроЗ.
Понятно, конкуренция. Ясен пень, тарифы. Кризис, понятно дело, куда ж без него? 10-20-30-50 готовых выполнить работу претендентов практически по каждому объявлению. Но давайте-ка посмотрим на все это под другим углом.
Представьте: вы – тамошнее агентство переводов. У вас безупречная репутация, подтвержденная множеством пятерок в Blue Board на ПроЗе. У вас есть постоянные доказавшие свою надежность подрядчики, с которыми вы сотрудничаете давно и успешно. Вы знаете, что хороший переводчик, кроме своих узких областей специализации, запросто справится с общими тематиками и иногда может качественно переводить и другие специфические тематики.
У вас появляется новый клиент. Вы подписываете с ним договор о сотрудничестве, в котором оговариваете расценки. Клиент присылает вам первый заказ – перевод с английского на русский. Он не вписывается в стандартный диапазон тематик, проходящих через ваше агентство, и вы подозреваете, что вам придется искать новых провайдеров-переводчиков. Предположим, что заказ относится к медицинской категории, касается такой ее части, как хирургия. Если конкретно, то клиент занимается разработкой инновационных криохирургических методов и производит криохирургическое оборудование. При успешном выполнении первого заказа можно рассчитывать на устойчивый поток достаточно выгодных заказов.
На всякий случай вы проверяете свою базу данных и обнаруживаете несколько потенциальных исполнителей, работающих с медициной. Вы связываетесь с ними, но все по разным причинам отказываются (а если соглашаются, то дальше фантазировать нет смысла).
Вы решаете найти исполнителя через ПроЗ.
Самый быстрый путь – разместить объявление в разделе «Работа». Но вспомните, что вышло в прошлый раз: больше полусотни заявок размером от одной строчки («I can do you job») без обращения и подписи до пространных и не всегда грамотных описаний будущих достоинств («I have not experience but I shall study quick in order you will not regret»), пришедших из десятка стран, в том числе от индусов и китайцев, готовых переводить на русский, потому что они учились в Советском Союзе. Плюс звонки, иногда по несколько от одних и тех же. Плюс масса электронных сообщений, смысл которых сводился к следующему: «Я с этой тематикой / этими языками не работаю, но если вам понадобится другая тематика и другие языки, пожалуйста, проверьте меня, я обещаю, что буду стараться, вот увидите!..»
Объявление отменяется.
Вы идете другим путем: во вкладке Jobs and Directories открываете Translators & interpreters и пытаетесь найти переводчика самостоятельно. Указываете языковую пару: с английского на русский – ух ты! Больше 23 000 переводчиков! Ладно, нужно убрать ненужных: в качестве Field of expertise вы задаете Medical, указываете Translation как тип услуги и нажимаете Go. Ого! Оказывается, почти половина разбирается в медицине… Хорошо. Вернее, ничего хорошего. О, перевод обязательно нужно будет делать в Традосе, значит, ставим еще одну птичку. Немного полегчало, осталось 1800. А что если попробовать ввести дополнительный фильтр – ключевое слово? Cryosurgery, например, или cryotherapy? Увы, результатов ноль. А если просто surgery? Ну вот, всего пятнадцать осталось. Вот с них можно и начать. Просматриваете профили – некоторые потенциально интересны, но неубедительны, хотя причиной может быть всего лишь недавнее появление переводчика на ПроЗе. Ладно, эти оставим. Другие профили явно мертвые: человек зарегистрировался, заполнил несколько граф и все, исчез; такие вычеркиваем сразу. Еще несколько слишком всеядны. И тебе швец, и жнец, и на дуде игрец – ну, то есть, и нефтегаз, и компьютеры, и архитектура с медициной, и кораблестроение с энергетикой и лесозаготовкой… короче, не внушает доверия: вычеркиваем. В конечном итоге остается всего несколько профилей, в некоторых горят призывные зеленые кружки, указывающие, что переводчик не занят, и настроение у вас повышается…
…А теперь серьезно. Я не знаю свежей статистики, но было время, когда через раздел «Работа» проходило не более 30% заказов. Остальные 70 шли другими путями, важнейшим из которых, на мой взгляд, является именно возможность поиска переводчика под конкретный проект – тем более, что мы уже перемыли косточки клиентам, размещающим объявления. Главное отличие подаваемой по объявлению заявки от поиска состоит в том, что в первом случае мы ищем работу, а во втором клиенты ищут нас, причем обычно они ищут не просто переводчиков, а исполнителей под конкретный проект с конкретными параметрами.
И вот здесь крайне важно помочь потенциальным клиентам найти нас. Я уверен, наверняка есть переводчики, работавшие с материалами по криохирургии, но как клиент может найти эту информацию, если мы ее утаиваем? А ведь именно для этого предназначено поле «Ключевые слова» в ПроЗовских профилях. Кроме того, индексируются и срабатывают в таких случаях слова, попадающиеся в Translation samples. Конечно, огромная борода из ключевых слов под профилем смотрится не очень эстетично, но что нам важнее, эстетика или конечный результат? Еще стоит учесть, что клиент, нашедший нас через Directories, уже затратил время и усилия на предварительный отбор и оставил нас в качестве потенциальных кандидатов – то есть, процентов на 30 уже выбрал! Не забывайте, это поиск исполнителя под специфический проект (спихнуть заказ общих тематик имеющимся переводчикам – не проблема), и тариф, скорее всего, тоже будет специфической; во всяком случае, торг в таком случае очень даже уместен!


Подытожу написанное с помощью такого сравнения. Если я просидел полдня на берегу с удочкой, а весь улов поместился в баночку из-под майонеза, это:
- скорее всего, свидетельствует о том, что выбранный способ ловли не оптимален и не эффективен;
- не означает, что в водоеме водится только мелюзга или что улов других рыбаков такой же;
- никоим образом не доказывает, что крупной рыбы в водоеме нет вообще.
Вы не любите ПроЗ? Да вы просто не умеете им пользоваться!

понедельник, 28 октября 2013 г.

О диверсификации еще раз



Диверсификационная тема в среде переводчиков вызвала интерес от умеренного до слабого. Впрочем, это было ожидаемо. Из опыта прошлых выступлений и последующих встреч со слушателями я знаю, что часто опережаю события, говоря о том, что становится актуальным по прошествии двух-трех лет. За годы подобных прогнозов мое отношение к ним стало иным. Если раньше будущая картина чаще представлялась мне пессимистичной, то сейчас я рассматриваю ее как простое изменение условий, в которых приходится работать и жить – и к которым необходимо тем или иным образом адаптироваться.
Если отойти от заумных рассуждений, то вопрос можно сформулировать так: а не попробовать ли что-либо еще? Само собой, такой вопрос не возникнет на голом месте. Худшей из всех возможных ситуация является отчаяние, когда хочется жить, а полученная специальность (перевод или другая, значения не имеет) позволяет только выживать, не более. Другие варианты: доход есть, но хочется большего; усталость от приевшегося уже вида деятельности; имеющиеся или увеличивающиеся периоды отсутствия работы; в конце концов, просто любопытство.
Не буду пытаться объять необъятное, и ограничусь только прагматическими размышлениями о диверсификации как способе увеличения доходов.
Я разделил бы диверсификационные возможности на следующие категории (классификация слегка отличается от англоязычной версии):
- направления, прямо или косвенно связанные с переводом. К примеру, по мнению некоторых коллег-соавторов книги Diversification in the Language Industry (она, кстати, уже вышла из печати и скоро будет представлена широкой публике), освоение новых областей специализации тоже в некотором роде можно отнести к диверсификации. Сюда же, видимо, стоит отнести и те виды деятельности, которые могут сочетаться с переводом – например, верстку (DTP) или копирайтинг.
- направления, связанные со знанием языка (языков) и владением ими же. Самое первое и простое, что приходит на ум – репетиторство / обучение языку, в том числе и по Скайпу. Можно попробовать написать несколько статей и предложить их тем или иным иностранным изданиям – печатным и сетевым.
- направления, основанные на имеющемся багаже знаний, практическом опыте, навыках или специализации. Если вы умеете что-то делать лучше других (а еще лучше, чтобы лучше всех!), научите этих других делать это что-то лучше, чем они это делают сейчас. За деньги. Некоторые идеи можно подсмотреть здесь, особенно в разделе «Вебинары».
- направления, основанные на интересах, увлечениях или хобби. К слову, увлечение кулинарией, учитывая растущий спрос на эту тематику, запросто может стать и областью специализации в переводе, только для этого надо действительно разбираться в кулинарии.
- направления, ни с чем, собственно, не связанные. Вот где простор для фантазии! А телевидение и сеть пестрят находками, остроумными и разными. Вот, например: экскурсии по местам, связанным с дополитической жизнью Ю.Тимошенко. Дюжина зданий («Вот в этой школе она училась», «Вот в этом доме жила», «Вот тут был первый офис» и т.д.) за 500 грн (50 евро). Или два парубка из Львова, решившие производить носки для хорошего настроения: разноцветные там или с веселыми картинками. Очень довольны ребята!
Отдельно стоит упомянуть управление собственными финансами, которое при определенных условиях тоже может приносить дополнительный доход. В публикации на английском я упомянул украинские банки, предлагающие по депозитам (в том числе и для иностранцев) ставки до 20% и выше по гривне и до 10% в валюте. Если гривневые ставки отражают степень риска обесценивания национальной денежной единицы, то валютные сравнительно интересны сами по себе и относительно безопасны. Возможны и другие инвестиции (разумеется, при наличии свободных средств). В этом свете интересной оказывается приговорка про посадку дерева, строительство дома и выращивание сына: с инвестиционной точки зрения, это вложение капитала на долгосрочную перспективу (дерево), недвижимость (дом) и – это актуальнее, наверное, для нашего патриархального уклада жизни – дети, получающие помощь от родителей до определенного возраста и помогающие родителям потом.
В целом же чем нетрадиционнее устроены мозги фрилансера, тем интереснее могут оказаться варианты. Я увлекаюсь растениями (и заслужил от Козуба прозвище «садовник Мюллер»), поэтому стараюсь заглядывать во все попадающиеся по пути питомники и садовые центры. Как вы думаете, сколько может стоить дерево? Цена самого дорогого из виденных мною равнялась примерно восьми тысячам евро. Да, это не годовалый сеянец и не саженец-трехлетка, а дерево в 800-литровом контейнере, в возрасте 10-12 лет, с прививкой, впоследствии сформированной в очень интересную крону. Но цена!.. При этом консультант сказал, что нередко желание иметь то, чего нет у других, сильнее скупости – 2-3 таких дерева в месяц они продают. Делаем (возвращаюсь к приговорке) вывод: если посадить несколько деревьев, часть из них потом можно очень выгодно продать!
Давать советы на тему «как начать собственный бизнес» я не буду – есть те, кто разбирается в этом намного лучше. Но некоторыми наблюдениями поделюсь.
Итак, если бы я задумывался о новом виде деятельности, я исходил бы из следующих принципов.
- Пробуя ту или иную деятельность «на вкус», не стоит заранее просчитывать результат; время покажет, насколько эта деятельность интересна, доходна и необременительна.
- Прибыльность в конечном счете всегда упирается в покупательную способность потребителей. Поэтому бизнес, ориентированный на находящихся поблизости покупателей, изначально проигрывает по сравнению с глобальным. К счастью, переводчика-фрилансера не надо учить, как продавать свои услуги через интернет.
- Сегодня в большинстве случаев практически никакой бизнес, никакой вид деятельности не может гарантировать стабильного дохода или благосостояния в течение длительного времени. Значит, надо быть готовым к тому, что изменения неизбежны.
- Производственные ниши в большинстве своем заняты (хотя крошечные нишки остаются), производство часто затратно и не всегда отличается гибкостью; если и удается что-то найти, то, вероятнее всего, это очень скоро будет кем-то скопировано. Услуги в этом смысле привлекательнее.
- Специалисты в области маркетинга и политтехнологи лучше других знают, насколько внушаем человек. Поэтому иногда вместо того, чтобы искать нишу, проще создать спрос. Кроме того, интернет позволяет рассчитывать на то, что и на самый своеобразный продукт найдется свой покупатель.
- Нельзя узнать, не попробовав.


пятница, 20 сентября 2013 г.

Ответ на еще один FAQ



Еще один часто адресованный мне вопрос касается моей книги: насколько она устарела с момента выхода из печати?
Пытаясь дать объективный ответ, я пролистал ее в очередной раз. Что сказать? Это как с описанием работы двигателя внутреннего сгорания: принцип работы, по сути, не изменился со времен изобретения, но сам двигатель постоянно совершенствовался и сегодня мало похож на первый, пыхтящий, коптящий и чихающий… Мастера с закрытыми глазами разбиравшие и собиравшие моторы старых добрых копеек, даже не лезут под капоты современных авто – нечего им там делать.
К счастью, с книгой не все так плачевно, ведь писалась она, как бы там ни было, не в прошлом веке. Тем не менее, рабочая среда изменилась, и сильно. Об изменениях и пойдет речь в этой публикации.
Прежде всего, изменилась аудитория. Десять лет назад сама идея фриланса с трудом воспринималась многими из нас, психологически заточенными под штатную работу, а самым частым вопросом в приходивших ко мне электронных сообщениях был «Скажите, а как можно стать фрилансером?» Информации о фрилансе не хватало, ее нужно было искать, а опыта, подтверждавшего возможность успешного фриланса, практически не было. Пять лет назад идея стала массовой, но Клондайк к тому моменту уже закрылся: кто не успел, тот опоздал. Сегодня о фрилансе знают все или почти все всё или почти всё, но ситуация изменилась, и успешность начинаемой сейчас фриланс-карьеры сомнительна, а достижение желаемого результата возможно только через несколько лет, да и то не для всех. Одним словом, знаем мы нынче гораздо больше, но, как в известном анекдоте, и что с того? Помогло оно нам?
Изменились и наши клиенты. Они оказались намного расторопнее (видимо, сказалась разница между инертностью исполнителей и реактивностью предпринимателей), быстрее свыклись с новым положением дел и тут же принялись наращивать объемы и масштабы производства, ангажируя большее количество переводчиков и привлекая тех, кто работает в новых языковых парах. И пока фриланс внедрялся в инерционное сознание переводческих масс, клиенты скоренько разобрались в особенностях местных рынков и цен и принялись шантажировать нас количеством переводчиков, готовых работать по бросовым тарифам.
Состав клиентуры сейчас иной. Удельный вес MLV постоянно растет – а это означает удлинение цепочки от конечного заказчика до исполнителя, бюрократизацию процесса и уменьшение тарифов для переводчика.
Практически все агентства заполнили свои базы данных до отказа, с троекратным избытком. При этом объемы работ пусть и увеличиваются, но не кратно, а на проценты в год. Поэтому поиск клиентов для тех, кто только начинает путь во фриланс, сейчас очень и очень затруднен.
В большинстве сегментов упала средняя цена. Если 5-7 лет назад клиенты радовались, находя качественного переводчика, работающего по €0,07 за слово, сегодня это чуть ли не потолок. Оговорюсь сразу, это характерно для «массовых» областей и совершенно не касается узкоспециализированных тематик.
Исчезли из портфеля заказов многими любимые инструкции к бытовой технике. То ли ТэЭмки стали настолько объемными, что уже и переводить, по сути, нечего, то завязли они в низком ценовом сегменте, то ли начисто подмяты агентствами и не появляются на вольном рынке. Да и в целом сложность приходящих заказов возросла. Впрочем, я сужу, в основном, по себе. Есть подозрение, что для выполнения переводов попроще привлекаются переводчики подешевле.
САТ’s стали стандартом, по крайней мере, в сфере отраслевых переводов. Я уже не припомню, когда в последний раз мне приходил заказ, который можно было делать без Традоса. Хотим мы того или нет, а выкладывать раз в два года несколько сотен конвертируемых денежных единиц и обучаться работе с очередной версией все-таки приходится.
Вот такие изменения произошли в профессиональной среде за последние три-четыре года. Изложенные в книге основные принципы фриланса остались неизменными, однако применять их приходится в совершенно иных условиях.

четверг, 19 сентября 2013 г.

On Diversification



A few months ago Nicole Y. Adams invited me to participate in a book project as one of the contributors. The book is called Diversification in the Language Industry, and its release is scheduled at the AUSIT Excellence Awards on November 16. Quoting Nicole, “the premise of the book is that it may be advisable for freelance translators today to diversify beyond mere translation in order to succeed or even survive in this increasingly volatile market.” I do share this perception, so I immediately liked the idea, readily accepted the invitation, and wrote my moderately pessimistic chapter on ‘Trends on Translation Market and their Consequences’. Still, there was an issue that, after a discussion, we decided to omit – the issue important enough to deserve a separate publication.
It’s about the scope of diversification, or, probably, interpretation of the entire diversification concept.
Every time I try to identify the reasons for and purpose of diversification (“Why should I diversify and what exactly do I want to achieve by it?”), I inevitably end up analyzing financial aspects and prospects of translation. “Success” and “survival” from Nicole’s definition may work fine in certain cases, though the former is way too vague and the latter is way too desperate.
In my view, the need for diversification comes primarily from our uncertainty in the profitability of translation in the future, and its purpose is to guarantee a certain income level or even increase it.
The book will focus on language or translation-related diversification opportunities whereas my approach was a bit wider: looking for additional income sources, we shouldn’t limit ourselves to language or translation. In fact, we shouldn’t limit ourselves at all – provided the earning opportunities are legal.
My assessment of the prospects at the translation market is as follows: the future looks pretty promising for about 15%-20% of the translators’ community; 20%-30% of us will manage to maintain our current status; for the rest, things will gradually get worse. Myself, I expect to stay in the “20%-30%” group for a while and will probably migrate to “the rest” in 5-7 years from now – or even earlier. If I’m right, translation is not going to earn me more than it does now (while the cost of living is steadily getting higher), and soon my income will start shrinking. So, diversification is indeed a good solution.
I’d split diversification into a few categories:
- Adding new specialization areas. Note that learning new subjects is not always necessary in this case! A colleague and a good friend of mine told me recently that nearly all of his current translation jobs have to do with football – after 20 years of translating philosophy and scientific papers. It started a couple of years before EURO 2012 when he started translating materials on the preparation of Ukraine for the European Football Cup and, being a football fan and expert, did an excellent job. Actually, he transformed his hobby into an area of expertise.
- Learning and offering additional services that may come together with translation. DTP or procession of AutoCAD files are two good examples.
- Offer new services (not related to translation) using the existing linguistic or professional skills. Language teaching? Translation training or workshops? Marketing classes? Anything you are good at can generate additional income.
- Independent income-generating line of business. Few of us work 24/7, or even receive enough jobs to keep us busy 8 hours a day; idle periods can last from a few hours to a few weeks. Why not use them for trying something new? Here, the choice is only limited by our imagination and preferences; anything, from growing organic spice herbs to painting, from online marriage counseling to guided tours about your home town, can be both enjoyable and, with appropriate marketing, profitable.
- Finally, proper management of available assets – financial, immobile, technical, etc. For example, local banks in Ukraine offer 20% or higher interests on deposits, and even with the relatively high risk of exchange rate fluctuations it’s a good way of saving and accumulating funds.
For myself, I do try different things, mostly out of curiosity, and as a security measure. So far, translation remains the primary source of income, not to be beaten by other sources in the next few years. But I’m not looking for immediate results; on the contrary, I’m more interested in long-term profitability and invest (time and/or money) accordingly – whether into bonsai, real estate, or new knowledge.

четверг, 1 августа 2013 г.

The Blame is Mine. Whose is Liablility?



There’s a translation company that joined the list of my clients quite a few years ago. All in all, I’m satisfied with the way it goes between us: jobs are more or less regular, some of them being long-term projects lasting for years; invoicing via their web-based platform is simple; payment absolutely reliable; the rates are average but I never thought of raising them due to the above factors. Common Sense Advisory lists them in the Top 100 global language service providers but that didn’t turn them into an over-bureaucratized MLV. In  fact, it’s a small and friendly company.
Recently, they sent me a few documents for translation. Their customer is to celebrate the company’s anniversary, and they decided to bring their best clients onsite to take part in the festivities. The batch of documents included a questionnaire, invitations, program, etc. – very easy basic texts. The PO was for just above €100.
I made two very silly mistakes that qualify as major by all and any assessment criteria (I won’t focus on why it happened: even the best of chefs oversalt their salads once in a while, and it’s irrelevant in this case.) They trust me in the agency and so didn’t proofread my translation. Their customer got the papers printed, with their logos and all, sent the invitations to the guests, and only then the errors were noticed.
The director of the agency emailed me telling that the client was quite angry (obviously, for good reasons), and himself, upset (same); the customer requested 100% discount on the Ukrainian translation (mine) and 20% on the entire project that included 20 other languages. The director said they were forced to cancel my PO.
In this case, figures don’t matter. First, €100 won’t ruin my wellbeing. Second, the damage to the translation company’s reputation may range from zero if it’s a longstanding good customer of theirs to huge amounts of potential profit lost if it’s a new one. Third, the €100 or even 20% discount may be quite inadequate as a moral compensation for the awkwardness of the situation end customer found himself in – situation created by mistakes in the translation.
My conclusions deals with other aspects.
Such thing as an absolutely reliable structure doesn’t exist in nature. In translation it means that:
  1. Translators may make errors. Even the best and most experienced ones. The craziest of them often occur in seemingly simple situations: missing a key word if suddenly distracted; automatically translating “right” as “left” when the tired brain is on the verge of switching off; shell parakeet landing on the keyboard and adding a few letters to the already proofed text (that actually happened to me a few times – luckily, before proofreading). The nasty thing is that when proofreading we mostly focus on the target text checking spelling, grammar, style and things like that assuming that the meaningful part is OK and thus take no notice of the obvious blunders.
  2. Outsourcers should remember – see 1. On a practical level, proofreading should never be omitted on such ground as “the text is quite simple” or “we work with this translator for years, and s/he has proved his/her reliability” for high-profile projects. Here, the “high profile” definition is an absolute parameter which has nothing to do with the text simplicity/complexity or size.
A thought that just popped up: in the situation I described, my error caused problems for all three parties involved - something to ponder about...
Opinions welcome.

четверг, 25 июля 2013 г.

Фриланс и пенсия



Мне нередко задают вопрос о соотношении фриланса и пенсии. Я обычно отшучивался: «Как вы думаете, сильно ли заботятся о своей пенсии Билл Гейтс или, к примеру, Борис Березовский?» В случае с последним шутка несколько месяцев назад стала черной, заодно обретя и новый, дополнительный смысл. А жизнерадостного идиотизма ей добавили известные своим чувством юмора англичане, обнаружившие после кончины ББ, что тот задолжал им около 100 млн фунтов в виде налогов. Поводом же к тому, чтобы высказать соображения на эту тему, послужила информация о проходящей процедуре банкротства американского города Детройт.
Вопрос интересный, многозначный, позволяющий рассматривать его с разных, противоречивых и даже взаимоисключающих точек зрения и, самое забавное, не имеющий ответа. Ведь для того, чтобы выработать то или иное отношение, необходимо знать, какой будет ситуация через N лет, когда настанет время выхода на пенсию. А прогнозировать жизнь на 10 и более лет вперед можно разве что со степенью вероятности хуже, чем у синоптиков.
Кроме того, как мне кажется, вопрос, по большому счету, касается не пенсии как таковой, а целесообразности легальной работы сегодня. Прямо как у той обезьяны, которой хотелось примкнуть сразу и к умным, и к красивым. Причем кто – официальные или серые – тут умный, а кто красивый, сразу и не разобрать.
В пользу любой точки зрения можно привести массу аргументов и примеров, ее подтверждающих. Поэтому выскажу лишь свои соображения. Уточню, что они имеют четкую национальную привязку, так как пенсионные законодательства в разных странах неодинаковы.
Итак:
Сегодняшнее украинское трудовое законодательство не предусматривает возможности вести регулярную профессиональную деятельность без регистрации и, соответственно, налоговых отчислений. При этом предлагается ряд вариантов легальной работы, часть которых вполне приемлема.
Сегодняшнее украинское пенсионное законодательство предусматривает выплату денежного пособия двух видов: «трудовой» пенсии с учетом стажа и вроде как с учетом заработной платы, и «социальной» – для тех, кто права на трудовую пенсию не имеет.
По действующему украинскому законодательству фрилансер в подавляющем большинстве случаев может претендовать на минимальную пенсию, составляющую плюс-минус 100 евро.
Далее, сегодняшнее украинское пенсионное законодательство - внимание! – ограничивает максимальный размер трудовой пенсии тремя минималками. Поэтому и вроде как с учетом зарплаты.
Теперь давайте задавать себе вопросы.
Кто из нас двоих – государство или я – должен беспокоиться о и больше заинтересован в моем благополучии в преклонном возрасте? Может ли кто-то назвать, каким будет реальный прожиточный минимум через 10 лет (как в моем случае) или еще позже? Может ли кто-либо спрогнозировать, как будет развиваться Украина (Россия или другая страна) и каким станет мировой порядок к 2030 году? А если вы молоды, и пенсионное счастье ожидает вас аж где-то к 2050, может ли кто сказать, что будет важнее в это время – наличие и количество денег или, к примеру, доступность питьевой воды?
В какой-то степени негосударственные пенсионные фонды, создавать которые Украина планирует уже в будущем году, могли бы упростить решение проблемы, но вот что получается с Детройтом: город насшибал займов, вернуть которые не в состоянии, и средства брал, как выясняется, именно у них – пенсионных и социальных фондов. Теперь же, по оценкам, в лучшем случае они получат от города 80% от того, что ему одолжили. У (украинских) властей же, как показывает пример чернобыльцев, есть универсальная отмазка, позволяющая плевать на ими же принятые законы и не выполнять судебные решения: в государственной казне нет денег.
Поэтому принципиальный ответ таков: спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Хочется в преклонном возрасте быть богатым и здоровым? Значит, настала пора заняться решением проблем со здоровьем и накоплением средств для собственного обеспечения в старости.
Хотя почему в старости? Концепция молодого, здорового, довольного жизнью пенсионера мне нравится гораздо больше. «Пенсионером» в этом случае может считаться человек, создавший себе не связанные с работой источники стабильного и достаточного для его потребностей дохода. В идеале – лет десять-пятнадцать активного фриланса, разумное управление получаемыми доходами, инвестирование, плюс, возможно, приработки вне основной сферы деятельности, и можно, как и положено пенсионеру, выбирать, работать дальше или нет, и выбирать занятия из тех, которые нравятся, а не только из тех, которые прибыльнее.  


среда, 24 июля 2013 г.

Translation as Expenditure for Language Service Buyers, or Why Plumbers will Always be Paid More than Most of Us

This was intended as a presentation/publication for the 2012 BDÜ Conference which I failed to attend for reasons beyond my control. Even though the article should have probably been included into the official publication, it might also be interesting for the general audience, too. 



Viewing something from a different perspective sometimes helps to see aspects that were hidden before. Keeping it in mind, we’ll try to look at various types of translation and interpretation through linguistic service buyers’ eyes and classify the language services – again, from the linguistic service buyers' standpoint.
This line of thought was prompted one day when I analyzed the family budget (not exactly because our last sack of money was running out; it’s just that I wanted to get a precise picture of earnings and expenses). A few days of sorting out spreadsheets, stacks of receipts and haphazardly scribbled notes gave me a headache but hardly brought me anywhere. So I decided to group everything we bought into categories naming them by the types of need satisfied. The approach worked, and pretty soon I was almost through with the analysis of the family budget.
Here are the categories I managed to identify, with the last one added later as it was irrelevant to our personal situation:
1.   Essentials
2.   Comfort
3.   Recreation
4.   Education, information, communication
5.   Transport
6.   Safety & health
7.   Official fees
8.   Status
9. "Tickets to heaven”
The classification needs a short explication.
The “Essentials” category covers everything we can’t do without: food, clothing and shelter all fit here.
Things that make our lives easier belong to “Comfort”. We find lots of items here, including amenities, all kinds of domestic appliances, etc.
“Recreation” is a wide category encompassing expenditures for entertainment, vacations, or just something that makes us happy, like hobbies, or a visit to an expensive restaurant with exquisite cuisine.
Internet connection can be an illustration of an expenditure item from the fifth category: we extensively use Internet to learn, get information and communicate.
“Transport” – well, it needs no explanation.
Examples of expenditures for safety and health include bills for medical services and all types of insurances.
A good example of expenditures classified as “Official fees” is taxes – something we grudge about but still pay; in many cases, we only theoretically know what this money is going to be used for, and often we could have used the funds deduced as taxes much more efficiently.
The next category is quite interesting. One can expect that it’s solely populated with Ferraris and Rolexes; but a more thorough investigation will reveal quite a lot of other – seemingly ordinary – things there. When I asked my daughter what is wrong with the pair of jeans she bought recently, she said, “Nothing. It’s just that they’ve gone out of fashion." This category includes everything that can be tagged as prestigious, fashionable, trendy, etc. Five-star hotels and new gadgets, ringtones for mobile phones and ties – these are things that either make us different (or, more often, make us feel we are different) or create the illusion of belonging (to what exactly is not in the scope of this presentation).
In the final category, we find lottery tickets and the money that keeps bookmakers and casinos alive and kicking.
Incidentally, this categorization (in a table format, with data entered over a period of time) does help to assess one’s budget and find overexpenditures or waste of money.
Human needs change with time, vary from one location to another, and frequently depend on certain parameters such as age or professional background, as well as the general level of the social development in a particular community. Items may travel between categories, and we often see some that can be shared between two or more categories. To give a few illustrative examples, heating is probably not an issue for someone living closer to the equator; a computer can be used to get information or entertain oneself; a new car is comfort, transport and a bit of status all in one.
In my experience, this approach can be indeed useful if we want to improve the way we manage our personal budgets. First, it helps to see the distribution of our expenses over the grid, from absolutely necessary (at the top) down to absolutely senseless (bottom) and may lead some of us towards certain conclusions. Second, it shows that purchasing items serving different purposes, or, to be more precise, satisfying different needs of ours, can be a good idea. Next… well, I do hope it gives food for thought! At least, it did for me. To assist you, here are a few questions to ponder over. We’ll be returning to the questions soon, so take a moment to give your answers.
- What categories are material, and which ones we could do without?
- Which expenses and in which categories are optional, and which are compulsory?
- What category evokes the most negative feelings?
- What are the categories which you wouldn’t spend on if you could get away with it?
- What are the categories where you’d prefer not to cut down expenses?
- What are the most “expensive” categories?
Going back to the story, I suddenly got stuck. At that time, I outsourced a lot of work, and payments to the subcontractors were quite substantial. It’s them that I couldn’t immediately place. Do you have any idea as to which category payments to subcontractors fit into?
The answer is actually very simple but it didn’t arrive immediately as I kept trying to categorize it as a personal expenditure while in fact it isn’t. It’s a purely business expense. That’s where I had to start a new Excel file where I registered everything I spent as a business.
It turned out that, to a great extent, the structure of expenses for a business is about the same, and the actual difference is in the items bought. The “Essentials” category is probably one of the costliest and includes human labor (bingo! Payments to subcontractors are payments for human labor bought), raw materials, production means & tools, and/or components. We can easily identify comfort items and transport, communication expenses and status (just look at some companies’ headquarters!), and even tickets to heaven when a business recklessly launches on a new line in the vane hope of getting to the top.
It’s interesting that the businesses' perception of various expenses is basically similar to ours as individuals. No business can exist without the minimal essentials; businesses prefer not to save on health and safety, official fees are regarded as an inevitable evil, and tax evasion – or, in a more politically correct way, tax optimization – is a widely popular sport.
Here comes the crucial question: within the structure of business expenses, what category do linguistic services belong to?
The first logical idea to come to mind is that translations from different areas of specialization should belong to different categories. Let’s illustrate it with a few examples. People ordering translations of their personal documents to obtain visas; product description on labels for goods exported to other countries; installation and operation manuals for everything from egg-boilers to sophisticated industrial equipment - in all these cases translation is a part of standard procedures as stipulated by the law or relevant regulations. A scientist who needs a translation from a foreign journal buys information. Sometimes translation may belong to the category of safety – these are primarily medical, financial and legal fields where misunderstanding for any reason including wrong translation can cause serious damage. At the same time, one can hardly find a type that would qualify as entertainment, comfort or status. All in all, translation and interpretation services seem to largely fit into three categories – namely, “information”, “safety” and “official fees".
Still, the most common attitude of linguistic service buyers to translation and interpretation services they purchase is treating them as official fees with all consequences: confidence that the quality of translation doesn’t affect the quality of their products or services, attempts to minimize these expenses, etc. Indeed, at a car dealer, the last thing we take into account when choosing a car to buy is the quality of translation of the operation and service manuals. The situation is hardly different even with industrial equipment. Machinery is bought in a package with installation and commissioning services plus training of local staff, and the only valuable parts of the manuals are schemes and diagrams.
Many buyers of translation services are perfectly aware that end consumers rarely refer to the documentation and often don’t care much about the quality of translation as long as they can make out the sense of it – and it’s quite true in a number of segments, consumer goods being a good example. And that creates an impression of translation being a mere formality. Hence the logics: the money spent for translation is money wasted; nevertheless, translation is required by the law; so why not cut the expenses as much as possible?
And so we have approached the issue of rates: when and under what circumstances are buyers (remember, they are mostly businesses) ready to pay high for translation services? To make it more obvious, let’s put ourselves in the translation service buyer’s place.
How much are you willing to pay for information? That depends on whether you really need it and its importance. For certain cases, Google translation serves the purpose; on other occasions, every word may matter. Therefore, the rates for translations from the “information” group may vary a lot.
Would you consider saving on your own safety and health? Very unlikely – and therefore, the rates in the medical, financial and legal areas of specialization are generally high. Incidentally, that’s the answer to the eternal indignant question of why lawyers and doctors charge much more than translators do. Very simple: it’s not them charging but us being ready to pay anything they ask to doctors to stay or become healthy and to layers, for (the illusion of) safety.
 “Official fees”… yes – saving whenever and wherever possible, in any possible way.
That was the picture my line of thought took me to in the midway – seemingly consistent, yet it nagged me as, well, not exactly wrong but, rather, as incomplete. For instance, I couldn’t find a nicely fitting place for marketing translations, software localization and a few other types. And then an idea crossed my mind that changed everything. Here it is:
We were looking at translation and interpretation services bought as independent items. That’s exactly what they are, but the result the client gets is what I would prefer calling the linguistic component of a product or servicean indispensable part of any product or service intended for international circulation. As much a part of a product as a trunk for a car, a cover for a book, a label for a bottle of wine; as much a part of a service as text messages for mobile communication, politeness for waiter services or user-friendliness for an application.
Many manufacturers and service providers prefer not to notice that the world has somewhat changed in the past fifty years or so. There was a time when goods and services were sold locally, for the community speaking the same language as the seller. Since then, businesses turned first international and then global. Many businesses are global by default – IT companies, in the first place. A new model of a famous brand is launched almost simultaneously in the USA, Europe and throughout Asia. A new version of software is released for the entire world. Institutional websites and press-releases are to be understood by as many linguistic communities as possible. Users everywhere should not have problems learning to use a new gadget, even if it has a very intuitive interface. Marketing materials translated into dozens of languages are just a way to inform potential buyers about the new product and convince them to buy it.
Here, translation does turn into something more important than it’s considered to be and becomes an integral component of a product. Yes it’s not always important: I can easily operate an iron without reading the manual, and have enough common sense not to leave it plugged when going out; but poor localization of software can make it unusable for other language communities. And generally, a poorly translated manual for a new branded car is as ugly as a scratch on the hood – but that’s in my view, and I’m linguistically biased.
And this is probably the decisive factor for the rates for translation: where the linguistic component is of importance, rates tend to increase. Let me give you a story told by a colleague and friend of mine. A client phoned him asking him (and his partner) to book a few days for interpretation at a conference due in about seven months’ time. It happened so that my colleague already had plans for that date and had to refuse. The client said, they either would have to reschedule the event for the date when the interpreters are available, or cancel it altogether. For the background: the conference is very specific, and my friend and his partner have been working there as interpreters for almost a decade. The client reasoned they won’t be able to find equally qualified interpreters for the event, and without the guys, the entire thing loses its meaning. This is what I call interpretation being an indispensable part of a service!
Well, it was an attempt to look, through the eyes of linguistic service buyers, at translation and interpretation as different types of expenditures. As we saw it’s a matter of perception – still, many things in our lives are not always what they really are but what we believe they are, and we should take the prevailing stereotypes into account before we start complaining about the miserable rates, raising our rates, or even when choosing an area of future specialization.
Oh, yes, plumbers earning more than translators – but you probably know the answer already! Though we basically talk about a comfort item (at least, according to Hollywood, not a single survivor of an airplane crash died on a desert island because of the absence of a WC), a clogged toiled is regarded as a loss of an essential. Essentials are something we always pay for, like it or not – and that’s one case we would be willing to pay an urgency surcharge instead of taking time to find an affordable service provider!