четверг, 30 октября 2014 г.

Ребята, вы козлы



Не то, чтобы я раньше придерживался другого мнения… но хотелось думать, что всё не только плохо, но и немножко хорошо, что отрасль в целом и каждое бюро в частности должны пройти период взросления; что уровень смертности среди бюр в младенческом возрасте весьма высок, и выжившие будут, как минимум, что-то понимать. Что в системе сложившихся географических и профильных рынков, горизонтальных и вертикальных рыночных структур каждому найдется место…
Фигня это.
Я не раз упоминал, что с некоторыми из своих клиентов (имея в виду владельцев и директоров европейских агентств) поддерживаю, кроме рабочих, личные отношения. Как правило, возникали они после встреч на конференциях (глянул на бейджик – «Ха! А я для вашей компании переводы делаю! Передайте привет моей ПиЭмке Мери») или прямого общения на профессиональные темы (тренинг, книга, оценка ситуации в Украине и т.д).
Вчера от владельца одного маленького, но гордого западноевропейского агентства получил письмо, начинающееся словами «У вас что, совсем так плохо?»
В письме скопирована переписка с двумя бюро переводов – российским и украинским. Оба считают себя (и по рейтингам являются) крупнейшими игроками на местных рынках, российское даже входит в международные рейтинги. Случилось так, что с директорами обоих бюро я знаком.
Поэтому, не называя имен, говорю им лично (с максимальной степенью обобщения): ребята, вы – мудаки.
Потому что вы (пусть и не собственной персоной, а за подписью своих менеджеров) обращаетесь к моему клиенту, рассказываете ему, какие вы хорошие, как вы сертифицировали себя по EN 15038 и ISO 9001, как вы строго блюдете все этапы производственного процесса, включая редактирование с корректурой и процедуры оценки качества в несколько этапов, какие у вас профессиональные менеджеры проектов, обязательно владеющие языками менеджеримых ими заказов. И после всего этого предлагаете им цену, которая ниже моей примерно на 40 (сорок) процентов в одном и 50 (пятьдесят) процентов во втором случае.
Ребята, вы козлы.
А еще вы дважды козлы. Потому что, когда директор маленького, но гордого агентства из Европы на намекает на то, что вы козлы (не прямо, конечно же, это было бы невежливо; он тонко спрашивает: а как вам удается держать таких профессиональных ПиЭмов, корректоров, редакторов, блюсти 15038 и 9001 с такими херовыми тарифами?), вы в один голос отвечаете: «Понимаете, в наших странах сейчас такое говно творится, уровень жизни падает, рубль активно догоняет гривну по дешевизне, а гривна пытается уйти в отрыв, все так сильно переживают за свое благосостояние (понятно дело, это моя интерпретация), что (дальше почти дословно) все больше профессиональных и отлично подготовленных переводчиков с опытом и отраслевой специализацией соглашаются работать по (цитата) reasonable rates.
Хочется красиво завершить публикацию, но в голову лезет только ее название. Ну и ладно:
Ребята, вы действительно козлы.

суббота, 18 октября 2014 г.

Почему я не стал агентством



А попытки были!
Примерно 10-12 лет назад на рынке сложилась интересная ситуация: очень долго сдерживавшееся техническими препятствиями предложение бросилось вдогонку за ушедшим далеко вперед и в стороны спросом. Крупные потребители лингвистических услуг наконец-то получили возможность размещать крупные многоязычные заказы и надеяться на их оперативное выполнение. Крупные поставщики лингвистических услуг наконец-то получили возможность быстро мобилизовать нужное количество переводческих ресурсов для решения даже очень сложных и масштабных задач. Цепочка была предельно короткой (конечный клиент – агентство – переводчик), западные агентства готовы были работать с нами, живущими в «дешевых» странах, по таким же тарифам, как и со своими соотечественниками, а подготовленные опытные переводчики со специализацией шли нарасхват. Короче, Клондайк, что тут говорить.
И в какой-то момент количество заказов превысило мои возможности.
Тогда я еще стеснялся говорить «нет», и естественным решением стал субподряд. Десятки, а позже сотни проверенных тестов (с печальным выводом о повальной малограмотности в частности и недостаточной образованности выпускников лингвистических вузов в целом), сформировавшийся пул достаточно надежных исполнителей… А поток заказов все рос и рос. Само собой, возник вопрос: а не стать ли агентством?
Я пропущу процесс и остановлюсь на трех моментах, которые подтолкнули меня к отрицательному решению.
1.       Чем больше компонентов входят в систему, тем выше вероятность и частота сбоев.
Прекрасный переводчик принял очередной достаточно объемный заказ; не помню, то ли интуиция сработала, то ли были реальные признаки, но я справлялся по ходу о том, как идут дела, и получал заверения в том, что все ОК. А утром в день сдачи он позвонил и сообщил, что у него запой и он за перевод не брался. Вообще.
Неплохой переводчик и приятель берет заказ, ранее в фигне замечен не был. Тоже немаленький заказ, тоже несколько часов до дедлайна, тоже звонок: «Не, слишком сложно, слишком дешево, слишком много других дел». Спрашивать, нельзя ли было все это сказать сразу или через некоторое время после получения заказа, бесполезно.
Хороший переводчик берет заказ и присылает не то, чтобы полную фигню – фигню наполовину. То есть, первая треть замечательна, вторая – так себе, третья – полная белиберда вплоть до несовпадения перевода одних и тех же слов в начале и конце текста. Прижатый к стенке, признается: уже взявшись за мой заказ, получил более выгодный, хотел доделать сам, сидел ночами (отсюда вторая сносная часть), но увидел, что не справляется, и сбросил последнюю треть молодому коллеге.
Вскоре я понял, что такие ситуации практически неизбежны, и раз в несколько месяцев, если не чаще, мне придется врать клиенту о полетевшем компьютере, отсутствии интернета, сбое программ и т.д. Оно мне надо?
2.       Мы в ответе за тех, кого приручили.
По мере возможности, я всегда стараюсь давать людям шанс. Поэтому если качество первого перевода оказывалось недостаточным, а мне казалось, что прогресс возможен, то я делал разбор перевода, указывал на ошибки и отправлял человеку второй заказ в надежде, что ошибки повторятся не будут (обучаемость для меня являлась важным критерием отбора). Если ошибки были теми же, на этом сотрудничество кончалось.
Я получаю второй выполненный заказ и вижу те же ошибки, достаточно примитивные, исправить которые помог бы даже хороший спеллчекер, и пишу, что все, увы, дружбы не будет. В ответ получаю письмо примерно такого содержания: «Я вышла замуж, уехали на родину к мужу в хорошую европейскую страну, потом он меня бросил, я с двумя малыми детьми на руках без поддержки от бывшего мужа, без работы и с висящим в воздухе статусом, я рассчитывала на вас, это было бы здорово» и все в таком духе.
Второй пример. Я несколько раз привлекал к работе переводчиков с ограниченными физическими возможностями – даже при том, что качество было не всегда хорошим, а скорость выполнения работы, понятно, была втрое-вчетверо ниже обычной. А потом эти люди стали требовать от меня новых заказов.
Меня не тяготит ответственность, но мне не нравится, когда другие люди перекладывают на меня ответственность за собственные жизни. Оно мне надо?
3.       Оно мне надо?
В смысле, то самое «оно», что имеется в виду, когда человек начинает собственный бизнес. В чем «оно» заключается?
Деньги? Да! Вне всякого сомнения – но в каком количестве? В таком, когда начинаешь переживать об их сохранности, сбережении, о том, чтобы не потерять их? В таком, когда пройден этап «хватает и остается», и остается все больше, и возникает вопрос, что делать дальше? Расширяться – опять же чего ради?
Другие цели? Да! Но какие?
С моей точки зрения, все, что в пирамиде Маслоу записано, вмещается в четыре «С»: страх, секс, спорт и статус. Заработав на хлеб с маслом и упитанный банковский депозит, мы вполне можем избавиться от страха. Секс – не главный мотиватор бизнеса. Спорт как символ вечного движения и статус как способ самоутвердиться в глазах чужих и собственных? Вполне вероятно. Однако моя самооценка в малой степени зависит от наполненности бумажника, а бизнес, видимо, не мой вид спорта (при том, что я чрезвычайно азартен).
Вот так и решил, что оно мне не надо.

четверг, 2 октября 2014 г.

О личном благополучии



Выкрутасы современной жизни – вдруг! – заставили достаточно большое количество людей задуматься: а что, если вдруг? Тогда как?
Понятно, что если совсем вдруг, то уже никак, и придется спешно спасать собственную шкуру, махнув рукой на все, что заработано, нажито непосильным трудом, наворовано, получено и т.д. и не подлежит перемещению, поскольку не вмещается в карманы, сумки или, в лучшем случае, в автомобиль.
Но это крайний вариант, который, хочется надеяться, коснется не всех. Большинству же из нас в силу множества самых разнообразных причин приходится время от времени сталкиваться с ситуациями, когда наше благосостояние оказывается под угрозой. Количество этих причин в последнее время резко возросло, а их характерной особенностью стало то, что повлиять на них мы не в силах.
О собственном благосостоянии я задумался несколько лет назад, движимый желанием понять суть и выйти на какие-то практические решения. Результатом стали выводы, которыми я и хочу поделиться.
Но прежде, чем говорить о способах экономии, сокращения расходов или их оптимизации, напомню одну банальность. Чтобы экономить, нужно иметь, что тратить. И количество тратимого (вернее, зарабатываемого или получаемого) имеет значение. По большому счету, если доход равен (условно) сотне долларов на члена семьи, о благополучном будущем рассуждать нет смысла. Стандартный совет откладывать 10% дохода в постепенно наполняемую «подушку безопасности» при минимальной зарплате можно воткнуть советчику понятно куда. Говорить об обеспечении будущего благополучия имеет смысл только тогда, когда доход превышает минимально необходимую сумму, какой бы она ни была в конкретной ситуации отдельного человека или семьи.
Так что первый вывод лежит прямо на поверхности: основой благосостояния является заработок. Соответственно, лучший способ вырастить свое благосостояние – больше зарабатывать. Как и чем – это уже про профессиональный рост, повышение расценок, диверсификацию и т.д.
А после достижения определенного уровня дохода начинается то, что можно назвать управлением личными финансами.
Анализируя собственные траты, я, склонный все систематизировать, пришел к следующей классификации расходов. Некоторые пункты очевидны, другие требуют пояснений, которые и последуют.
1.       Жизненно необходимое.
2.       Рационализация.
3.       Комфорт.
4.       Здоровье и безопасность.
5.       Отдых и развлечения.
6.       Образование и информация.
7.       Транспорт.
8.       «Неизбежное зло».
9.       Средства производства, материалы и пр. (для самозанятых лиц).
10.   Статус.
11.   «Билеты в красивую мечту».
Теперь пояснения.
П. 1 растолкования не требует: всем нам для жизни нужны еда, одежда, кров; при их отсутствии жизнь практически невозможна, а при недостатке – крайне затруднена.
П. 2: достаточно плотно населенная категория, включающая, в частности, всю бытовую технику.
П. 3. Весьма широкий перечень, в основном, предметов, от удобного кресла, в котором приятно расслабиться с порцией виски или книгой (на выбор или в сочетании) до автомобиля и квартиры вблизи центра города и места работы в противовес квартире в спальном районе.
П. 4: медикаменты, платные врачи и поликлиники, самые разнообразные страховки. Добавлю, что безопасность подразумевается не только физическая, но и финансовая или имущественная.
П. 5 понятен без дополнительных объяснений.
П. 6. Затраты на образование не ограничиваются обучением в платном вузе: например, мы платим за «бесплатное» школьное образование своими налогами.
П. 7: транспорт – он и есть транспорт.
П. 8. Эта категория не логичная, а эмоциональная, потому что в нее входят налоги, коммуналка, пошлины, не очень видимый НДС и прочие оплаты, от которых большинство готово отказаться, дай только возможность или способ. Отношение неправильное (все-таки за налоги и акцизы делается – или должно делаться – многое из необходимого, включая такие сферы, как здравоохранение или образование), но что есть, то есть.
По п. 9 все понятно: если штатному работнику приходится тратиться на дорогу к месту работы и обратно, плюс иногда на соответствующий дресс-коду офисный костюм, то финансовое бремя самозанятых лиц нередко очень и очень тяжело.
П. 10 – самая бесполезная и нередко самая затратная статья. Когда дочь требует новые джинсы, потому что лежащие в шкафу два раза надетые вышли из моды – это как раз оно. Кото-то приобретает автомобиль, часы или кроссовки, а кому-то непременно нужны феррари, ролекс и найки. Покупка любой брендовой вещи означает, что мы платим не только за сам предмет, но и за имя; каково соотношение – остается только гадать.
Очень специфичный п. 11 добавлен исключительно для полноты и включает: казино и лотереи, когда, вопреки всякой логике, хочется сразу стать богатым, здоровым и счастливым; покупки предметов из серии «я когда-нибудь этим займусь» - от гитары до электровыжигателя или беговой дорожки; покупки впрок.
Эта классификация не строгая хотя бы потому, что многие предметы могут быть причислены сразу к некоторым категориям. Взять, к примеру, автомобиль. По тем или иным признакам он соответствует параметрам сразу нескольких категорий («Комфорт», «Транспорт», нередко «Статус») и может использоваться в целях категории «Отдых и развлечения» или «Средства производства». Тем не менее, она (классификация) поможет проанализировать расходы и лучше уяснить их структуру.
Расходы по каким категориям не подлежат сокращению? На чем не стоит экономить?
(Замечу, что мне не очень нравится такой подход: «сократить расходы», «сэкономить»… давайте лучше будем оптимизировать затраты!)
Так вот, я бы сказал, что оптимизировать можно затраты по любой категории, а в некоторых случаях вообще отказаться от расходов (самое легкое – категория «Статус»). При этом следует понимать, что, экономя, мы будем вынуждены чем-то жертвовать. Временем. Комфортом. Качеством. Мнением окружающих. Привычками. По-другому просто не бывает. Хочется в кондиционированном комфорте салона собственного авто добираться до места работы? При том, что на метро в стопиццот раз дешевле и часто быстрее, но там тесно и не очень чисто? А на такси просто дешевле, но пахнет не так, как вам нравится, а таксист слушает шансон? Раз так, пользуйтесь (или покупайте и затем пользуйтесь) машину, но учтите, что это самый дорогой вариант.
Путей и способов обеспечения будущего благосостояния множество, от самых консервативных вроде банковского депозита до радикальных, включающих противозаконные действия или эмиграцию. Многое зависит от конкретной ситуации – возраста и семейного положения, профессии и уровня интеллекта, характера и наличия «якорей», от которых трудно освободиться, а также от умения планировать с учетом самых разных обстоятельств. Чтобы понять, о чем я говорю сейчас, представим человека, который строил жизненные планы и обзаводился недвижимостью, радовался удачной покупке дачного участка и повышению зарплаты. Год назад. В Луганске.
Пора переходить к практическим выводам. Итак, что я делаю?
Объединяю. Например, путешествуем мы обычно на автомобиле, в большом семейном составе, планируем маршрут так, чтобы посетить несколько интересных мест, с обязательным шопингом (заглядывая не только в галантерею, но и продуктовые магазины, питомники растений, строительные центры, супермаркеты бытовой техники и электроники). Возвращаемся, как правило, загруженные под завязку. 15-20 бутылок спиртного укладываются на дно багажника, засыпаются головками голландских и/или французских сыров, сверху ставится купленная втрое дешевле, чем тут, микроволновка, и все это присыпается слегка подуставшей одежкой, чтобы отбить у таможенника желание убедиться, нет ли у нас чего запрещенного. Поэтому «Амаретто» у нас всегда настоящий, а пармеджано или прошутто не валялись в магазине с позапрошлого года. (Однажды младшая дочь, тогда еще студентка, поразила меня совершенно логичным замечанием: «Что-то я поизносилась… у тебя не планируется в ближайшее время какое-нибудь мероприятие в Швейцарии?» Да-да, шопинг в этой сравнительно дорогой стране позволяет сделать путешествие финансово целесообразным!)
Интересуюсь исключительно функционалом. Бренд часто воспринимается как синоним качества, но за него пришлось бы платить лишнее. Однако практически всегда есть вполне равноценный аналог; а если он и не совсем равноценен, то разница компенсируется меньшей ценой.
Считаю. Взять для примера все тот же автомобиль. Номинальные надцать тысяч условных не включают затрат на бензин, страховку, техобслуживание и ремонт, мойку, гараж или охраняемую стоянку, а ведь эти затраты за несколько лет увеличивают стоимость автомобиля чуть ли не вдвое.
Получаю то же самое, но другими способами. Это отсылка к пирамиде Маслоу. Из множества упомянутых в ней человеческих потребностей лишь несколько могут удовлетворяться путем покупки (та же еда). В подавляющем же большинстве случаев другие пути не только возможны, но и гораздо более рациональны. Правда, в тинейджерской среде трудно заслужить авторитет ровесников без модной одежки (два раза надетые джинсы навечно поселяются в шкаф по той простой причине, что такое уже никто не носит), и тут родителям приходится раскошеливаться, куда деваться…
Стараюсь, насколько возможно, в самооценке быть свободным от того, как меня оценивают окружающие. Стадный инстинкт, конформизм, реклама, зависть, своеобразные представления о так называемой успешности в жизни заставляют нас участвовать в гонке, в которой нет финиша, по ходу меняя один комплект формы за другим (за свои, естественно, деньги). Это не про меня. Продавцы галстуков и мужской парфюмерии потеряли меня как клиента давно и безвозвратно.
Остановлюсь на этом, хотя, возможно, к теме придется вернуться.