понедельник, 30 декабря 2013 г.

… и ответ на бессмысленный вопрос.



Почетное второе место после тарифных споров занимают длительные рассуждения о том, кто лучше переводит – лингвист, получивший специализированную переводческую подготовку, или специалист, разбирающийся в тематике.
С таким же успехом можно рассуждать, кто лучший спортсмен: метатель диска, фехтовальщик или биатлонист.
Вполне вероятно, что вопрос возник несколько десятилетий назад, вместе с появлением проблемы некачественных переводов, выдаваемых профессиональными переводчиками, ранее успешно справлявшихся со своими обязанностями. Суть проблемы становится очевидной, если представить, скажем, автомобиль производства 50-х годов и современный. Чтобы понять принципы работы «старого» автомобиля, достаточно было обладать весьма примитивными представлениями о механике, динамике и электричестве. Далее задача заключалась в запоминании терминологии. Металлическая рама, примитивные амортизаторы, двигатель внутреннего сгорания с прямым соединением с колесами, проводка от аккумулятора. Собственно, и все. Современный автомобиль – это сложнейшее устройство, в котором, кроме вышеперечисленного, применяются последние достижения электроники, химии и других наук и отраслей. Количество деталей и компонентов возросло в десятки раз, технологии усложнились, выйдя за пределы общечеловеческого понимания. В результате в какой-то момент специализированные знания стали настолько специфическими, что «чистые» переводчики перестали понимать суть переводимого.
Может ли лингвист, не имеющий специализированной подготовки, осилить сложный отраслевой текст?
Думаю, да – однако для этого потребуется масса усилий и времени на получение определенного представления об отрасли и конкретной теме, на изучение того, что принято называть reference materials, отчего, собственно, теряется коммерческий смысл переводческой деятельности.
Может ли специалист сделать хороший перевод?
Без всяких сомнений, да. Правда, многие лингвисты тут же найдут в переводе массу ошибок: запятые стоят не по делу или вообще отсутствуют, стилистика никуда не годится, да и с орфографией беда… Но заметит ли эти ошибки тот, кому перевод адресован? Все ли врачи, юристы, инженеры, биологи и прочие специалисты настолько хорошо владеют родным языком, чтобы увидеть языковые недочеты перевода? А если и да, то сильно ли они помешают им в адекватном понимании перевода?
Все без исключения владельцы агентств и бюро переводов, которых я спрашивал, в один голос отвечали: для отраслевого перевода они предпочитают привлекать специалистов с последующим лингвистическим редактированием/корректурой. Они не отрицают того, что имеются и переводчики с достаточной квалификацией; но это переводчики, либо приобретшие опыт и знания, почти сравнимые с опытом специалиста, либо компенсирующие небольшую нехватку специфических знаний – как бы правильнее выразиться… пожалуй, умением переводить – то есть, быстро и эффективно набрать необходимый минимум сведений и терминологии, достаточный для обеспечения приемлемого качества перевода. Ключевые слова здесь «быстро и эффективно» – иначе сроки растягиваются до неприличия, заработок в единицу времени уменьшается, а качество всегда остается под сомнением, что не устраивает ни одну из вовлеченных сторон.
Если обобщить, то сегодня перевод – это не более, чем обобщенное название рода деятельности. Как и спорт. Но в спорте никому не придет в голову выставлять стрелка из лука на боксерский поединок или предлагать ему бежать марафон. Продолжая сравнение, в переводе тоже попадаются многоборцы, которые хороши сразу в нескольких дисциплинах. Тем не менее, в отдельных видах спорта на пьедестал поднимаются те, кто именно этим видом и занимаются.
Так что не стоит заставлять шахматиста тягать штангу!

четверг, 26 декабря 2013 г.

Три умных вопроса от студентов



В начале декабря я по приглашению кафедры славистики читал лекции о фрилансе для студентов университета Оломоуца в Чехии. Не могу сказать, что полностью доволен: мешали языковой (в аудитории были и первокурсники) и психологический (в первую очередь, со стороны тех же стеснительных первокурсников) барьеры, состав слушателей менялся от лекции к лекции… но я старался.
Тем не менее, вопросы, пусть и нечасто, но звучали. Три из них мне понравились больше всего.

1. Что лучше делать для повышения квалификации – совершенствовать второй рабочий язык (и последующие) или осваивать новую область специализации?

Для меня ответ однозначен: конечно же, доводить второй, третий и т.д. рабочие языки до состояния основного рабочего языка. Логика очевидности следующая: новый язык, особенно если это родственный уже знакомому, изучается достаточно легко, а вот новая область знаний осваивается гораздо труднее. Единственным исключением является смежная сфера. Например, человеку, специализирующемуся на имущественном праве, наверняка будет проще освоить страховое право, чем мне, вообще ни в каких правах не разбирающемуся. Зато если я хорошо знаком с золотодобычей, то, пожалуй, смогу разобраться и в специфике добычи алмазов.

2. Можно ли брать работу по тематике, в которой не разбираешься?

А почему бы и нет? Ведь перелопачивать интернетные анналы в поисках информации по определенной тематике на случай «авось пригодятся» практически бессмысленно. Неприменимые, невостребованные знания быстро улетучиваются из памяти, стимула хранить добытые сведения нет, и все усилия пропадают зря. Если же взять «не свой» перевод, то поневоле приходится лезть в справочники и специальную литературу, вникать в суть, и при таком изучении тематики в голове остается гораздо больше.
Но следует помнить: очень вероятным наказанием за такую наглость будет потеря клиента. Шансы сделать перевод хорошо стремятся к нулю. А если все-таки попытаться довести качество до приемлемого, то резко снизится эффективность использования рабочего времени, уменьшится выдача на-гора; короче, выполняя «чужую» работу, я заработаю гораздо меньше в единицу времени.

3. На что в первую очередь обращает внимание клиент, подбирая потенциального исполнителя?

Вопрос крутой! Скажите, на что в первую очередь обращает внимание мужчина, разглядывая женщину? На что в первую очередь обращает внимание женщина, оценивая мужчину?
Вот так и с клиентами. Резюме? Конечно! Ведь в нем отражен опыт работы. Цельность профиля? Само собой! Переводчик, заявляющий о том, что он способен переводить руководства к сельхозтехнике, описания стоматологических процедур и программные команды, вызывает вполне обоснованное недоверие. Диплом? Да, пусть и не так часто (у меня несколько клиентов из Германии и Австрии появились после подтверждения выпускной квалификации «переводчик английского, немецкого языков», хотя мой немецкий практически не вышел из зародышевого состояния. Участие в профессиональных ассоциациях? Возможно. Раз человек платит за членство, это свидетельствует о серьезности его отношения к профессии. Сертификация способности работать с теми или иными САТами? Да, хотя я считаю это чистейшей дискриминацией – но платит-то клиент, ему и решать, какого переводчика он хочет найти. Знание рабочего языка? Пусть это и побочный критерий (мои электронные сообщения всегда на английском, хотя мне клиенты, в дополнение к английскому, пишут на немецком, итальянском и испанском), но и он может приниматься в расчет.
На последнем остановлюсь чуть подробнее. При первом контакте оценивается не только знание языка (по тексту электронного сообщения), но и элементарное деловое общение. Сказанное, к слову, справедливо в отношении обеих сторон. Как правило, письма следующего содержания "Hello, we have an English into Russian job, XXXX words, could you please provide your best rate” тут же отправляются в корзину. Точно так же ПиЭмы сбрасывают в мусор ответы типа “Hi, I can do it, my rate is €0.XX per word”. Как минимум, стоит начать с благодарности за проявленный интерес к профессиональным услугам! Да и заявлять тарифы, не видя исходного документа, можно разве что с потолка…

И с наступающим Новым Годом всех!

четверг, 19 декабря 2013 г.

Для молодых. Накопление опыта: как разорвать замкнутый круг.



Для свежеиспеченного выпускника переводческого отделения реальное вхождение в профессию всегда проблематично. Отсутствие опыта и тематических отраслевых знаний у вчерашнего студента начисто отбивает у клиента охоту иметь дело с переводчиком, подтверждающим свою профессию только полученным после нескольких лет учебы дипломом. В большинстве своем такие переводчики еще не умеют трансформировать приобретенные знания в практические умения и навыки, а о специализации и говорить не приходится.
Как же разорвать этот замкнутый круг? И как сделать так, чтобы в резюме появились первые записи о выполненных работах?
Задачка непростая, но решаемая.
Во-первых, многие начинают переводить еще студентами. Вспомните, как к вам приходил сосед и просил перевести, что написано в инструкции к какому-то бытовому устройству, на этикетке косметического средства или вкладыше к лекарственному препарату. Вы ведь помогли человеку и, не исключено, даже оплату получили – шоколадку там или еще что… Почему же тогда «перевод мануалов к бытовой технике» или «перевод описаний косметических средств» не значится в резюме?
Во-вторых, всегда существуют варианты волонтерской работы. Понятно, выполнять профессиональные обязанности бесплатно не очень хочется, но если цель – это сделать что-то, на что можно сослаться, то выделить некоторое время на подобные переводы можно, тем более, что некоторые организации, привлекающие добровольцев, занимаются достаточно благородными делами.
В-третьих, изредка возникают и коммерческие возможности. Типичным примером может послужить booking.com. 3 евроцента за слово – не ахти что, но и не так мало для начинающего переводчика, в особенности, если учесть специфику: из-за крайне ограниченной лексики и узости тематики перевод этого сайта примитивен до противности, но позволяет и зарабатывать, и тренироваться.
Очень неплохо было бы напроситься в подмастерья к кому-то из более опытных коллег. Некоторые из нас хорошо относятся к профессии и готовы помогать молодым (само собой, не все и часто только тогда, когда видят заинтересованность и перспективность стажера).
Параллельно с поиском возможностей важно и нужно получать и накапливать знания в различных областях, каждая из которых может впоследствии стать будущей специализацией. Любая работа в любой сфере – это и жизненный, и профессиональный опыт. Но следует учесть, что жизненным или профессиональным непереводческим опытом в чистом виде клиента заинтересовать вряд ли удастся: необходимо, чтобы при этом возникали и знания в соответствующей сфере, понимание логики и закономерностей, действующих в этой отрасли. Поэтому, даже работая доставщиком букетов, стоит влезть в интернет и посмотреть, как работает амстердамская цветочная биржа.
Замечу, что «отраслевые» знания получать можно любым образом. Мое увлечение растениями вдруг начало приносить побочные финансовые выгоды: у меня недавно появился клиент, присылающий переводы, связанные с растениеводством, гибридизацией, акклиматизацией и т.д. Я в профессиональном профиле свое хобби не рекламировал (хотя ссылки есть), но дотошный клиент не поленился пошерстить сеть, где и обнаружил следы моей «дачной» деятельности. То, что увлечение выстрелило таким образом, кажется и забавным, и логичным одновременно.
Так что и в замкнутом круге всегда можно проковырять дырочку!

суббота, 14 декабря 2013 г.

Тревожно…



Я долго сдерживался: блог до сих пор оставался более-менее профессиональным, и очень не хотелось разбавлять его чем-то лишним. Но накипело.
Для тех, кто не понимает или судит о ситуации только по телевизионной картинке: страна сейчас застряла, как в той сказке, у раздорожья. Очевидные возможности выбора четко выбиты на камне – ТС, ЕС, топтаться на месте. Вот только есть еще варианты, которые вроде как не озвучены, но не исключаются; более того, по моему разумению, становятся все более и более вероятными.
Все началось перед Вильнюсом, но дело, похоже, совсем не в этом.
Предыстория такова. Два года страна в рецессии. Дальше может быть только хуже, причем при любом раскладе. Подписать ДА? Неизбежны серьезнейшие последствия для и без того полудохлой экономики. Не подписать? Те же самые последствия, только растянутые во времени; те же драные портки, вид сбоку. В любом случае к 2015 положение настолько плохо, что о победе на выборах можно разве что мечтать.
(За последние две недели я провел в поездах более 80 часов. Понятно, часть из них прошла в разговорах. Спрашиваю мужчину, который категорически против ассоциации: почему? «Гомосексуальные браки!» «То есть, - говорю, - если подпишем, то сразу разведешься с женой и женишься на мужике?» Морщит лоб, пытаясь найти ответ… не находит. «Ну ладно, а с экономикой? Мой же завод остановится, я работу потеряю!» «А почему остановится?» - спрашиваю. «Так говно же выпускаем, кому оно на… надо???» «И при чем тут Европа?» «Ну…»)
Не стоит отказывать власти в уме и аналитических способностях, в особенности когда речь идет о выживании. Проигрыш в 2015? Значит, надо отпользовать оставшееся время по полной. В этом смысле неподписание вильнюсского договора вполне логично. Если из национальной экономики уже нечего выкачивать, а бюджет настолько дефицитен, что даже воровство становится практически невозможным, можно попробовать одолжить денег, и побольше, чтобы бежать не с пустыми руками. Кто даст? РФ? ЕС? КНР? Сколько? И что потребует взамен?
Но не сработало. Плюс еще просчеты в тактике, недооценка других факторов. И сейчас в сухом остатке а) невозможность продолжать так, как раньше; б) нежелание (и/или неспособность) что-либо менять; и в) полное отсутствие понимания, как из всего этого выбраться.
Только тревожно не поэтому. Технологии ведь развиваются не только в производстве, но и в такой сфере, как манипуляции массами. И при нынешнем положении дел достаточно легким будет реализация сценария деления одной, соборной и независимой, на несколько (два или даже три) уже не таких соборных и не очень самостоятельных кусков.
Потому и тревожно…