среда, 26 ноября 2014 г.

О переводе, но не о нем...



Мне всегда казалось, что профессия переводчика интересна, среди немного прочего, тем, что заставляет пропускать через мозг тонны (в докомпьютерном мире) и гига/терабайты (сейчас) информации. Дабы не одуреть от переизбытка и не замусоривать голову, многое из переводимого я гоню через краткосрочную память; иногда даже очень краткосрочную – перевел предложение и тут же забыл. Но в иных заказах попадается что-то, достойное внимания, некоторые тексты заставляют задуматься…
Итак, мой хит-парад переведенных текстов, которые изменили мою жизнь (С).
(На самом деле нифига не изменили, но стали ощутимым пинком для мыслительного процесса. Цитаты не дословные, но смысл передан точно. Указываю время и место выполнения, эти параметры имеют не меньшее значение, чем сам перевод).
1. Рекомендации по повышению боевого духа в частях и подразделениях армии Эфиопии.
Объем – несколько листов рукописного текста. Автор – советник по политической работе в составе группы советников СА при командовании сектора (объединение, в которое входит несколько бригад) эфиопской народной армии. Место – Эфиопия, провинция Эритрея, полевой штабной лагерь в горах в 10 км от линии фронта. 1985 год.
«Под руководством Коммунистической партии Советского Союза и в исполнение решений последнего съезда КПСС…
…с целью повышения боевого духа частей и подразделений эфиопской народной армии ввести:
- обязательное утреннее построение с поднятием государственного флага и исполнением гимна;
- ежедневную утреннюю зарядку;
- политинформацию,
- конспектирование материалов пленумов ЦК КПСС и братской коммунистической партии Эфиопии;
- ежевечерний просмотр программы «Время»…»
Повторю: 1985 год, горы, война, грамотность местных – 15% умеют слегка читать, 5% - писать, до ближайшей розетки примерно 400 км.
2. 600-страничный талмуд с длинным названием, реально – «Биржа для чайников и продвинутых», описание стратегий заработка на биржевых индексах, начало 90-х годов.
Послесловие. «…даже самая правильная стратегия не гарантирует положительного результата. Изменения цен на валюты и товары подчиняются множеству рассмотренных в книге закономерностей, однако есть фактор, делающий их практически непредсказуемыми: действия игроков. Абсурдное с точки зрения логики брокера поведение новичков или целенаправленные усилия сильных игроков способны изменить картину полностью, быстро и надолго».
3. Конец 90-х, устный перевод на закрытом тренинге одной украинской партии.
«Одним из самых действенных приемов в идеологической работе является создание образа врага.
При этом технология действует тем сильнее, чем меньше возможностей убедиться в существовании этого врага или проверить его враждебность».
4. Начало нулевых, коммерческий заказ, договор.
«Положения настоящего Договора применяются в той степени, в которой они не противоречат действующему национальному законодательству Договаривающихся Сторон, принятым международным процедурам и здравому смыслу».
5. Учебные материалы по формированию лояльности, середина нулевых.
«Ваша задача – убедить потенциального покупателя в том, что он действительно нуждается в ваших услугах или товарах… Вы достигаете высокого уровня профессионализма, если вам удается убедить человека, минуту назад еще не подозревавшего о существовании таких услуг или товаров».
6. Несколько недель назад. Два документа, так совпало. Первый – протоколы:
«… постановили:
- одобрить изменения прогнозных показателей компании в связи с действием санкций;
- принять отставку г-на N;
- уменьшить уставной фонд на сумму, ранее внесенную г-ном N, с отражением изменений в уставных документах…»
Второй – договор купли-продажи.
«… действующий по доверенности от имени и в интересах г-на N … приобретает … стоимостью ХХ ХХХ ХХХ,00 евро …»
Понятно, фамилию г-на N назвать не могу, но она сейчас ежедневно и по много раз в день звучит в СМИ.


понедельник, 17 ноября 2014 г.

Дом, который построил Джек



В выступлении на майской конференции UTIC в Киеве я начал именно с этого, но жизнь показывает, что тема заслуживает отдельного рассмотрения и, как минимум, в двух своих проявлениях. О втором позже, а о первом – переводческо-фрилансерско-объективном – прямо сейчас.  
Итак, адаптация к меняющемся условиям revisited.
Что мы делаем с треснувшей суповой тарелкой? Правильно, выбрасываем. А со сломавшимся электрочайником? Ремонтируем или покупаем новый. У кого из нас сохранился и работает ламповый телевизор? Насколько современны компьютеры, на которых мы работаем? Как часто мы задумываемся о необходимости ремонта в квартире, и как часто, завершив бесконечно длившийся ремонт, с сожалением понимаем, что вообще-то многое следовало сделать по-другому?
Мы без особых проблем расстаемся со сломанными, испортившимися, отжившими свой век, потерявшими актуальность, не отвечающими запросам времени и нашим новым потребностям, устаревшими предметами, заменяя их новыми, более современными и усовершенствованными. В некоторых случаях можно обойтись без апгрейда. Например, тарелки и электрочайники мы меняем на новые такие же, без принципиальных отличий. С компьютером так не получится: новый САТ зависнет в старой ОС, фильмы невозможно смотреть онлайн при интернете через dial-up. Бывает и так, что функциональность остается, но душа требует другого: задумывая ремонт, мы разработали дизайн, однако за время ремонта наши цветовые и дизайнерские предпочтения немного поменялись, и теперь обои electric нас раздражают.
Одним словом, мы строим дом, в котором собираемся жить, в соответствии со своими вкусами и потребностями и потом в течение всей жизни по мере необходимости что-то в нем меняем. При этом мы всегда учитываем, что в нем мы проведем, по крайней мере, некоторое время. Или всю жизнь.
Человеческое мировосприятие представляется мне чем-то вроде ментального дома. Фундамент дома сделан из опыта, собственного (начиная с детских обид и заканчивая вчерашней пьянкой или поездкой в метро), родительского (деды воевали, отцы работали, мамы воспитывали…) и цивилизационного. Стены – это наши знания (считается, что образование позволяет накопить необходимый минимум, а на случай нехватки есть интернет). В этом доме множество комнат: «Семья», «Работа», «Социум», «Досуг» и т.д. – ведь каждый строит дом на свой вкус, верно?
Давайте заглянем в комнату «Работа», осмотримся и оценим, насколько это помещение современно.
Где-то под нами, в фундаменте, представление о том, что профессия или вид деятельности выбирается надолго.
На стенах – надписи: «Образование заканчивается с окончанием учебного заведения, дальше работаем, и все», «Заработок от основного вида деятельности, остальное – приработок», «Летун – это плохо», «Работать положено до пенсии», «Как трудно найти хорошую работу!», «Начальник всегда прав/дурак, если нет, см. п. 1», «Дожить бы до пенсии и не сдохнуть бы на ней» и прочие глупости. Такое впечатление, что это не комната в нашем доме, а тюремная камера, и заключенные с пожизненным сроком делились своими безысходными мыслями.
Собственно, в какой-то степени так оно и есть. Осознанный опыт поколений свидетельствует о том, что полудохлая и общипанная синица всегда в руке, а вот в случае успешной поимки журавля (или разведения другой жирной птицы) почти наверняка найдется государство, желающее раскулачить; государство, с помощью налогов превращающее журавля почти в ту же синицу; или нехороший дядя (часто оказывающийся государственным мужем), которому журавлиная ловушка или ферма оказывается нужнее, чем вам.
Все и так, и не так. Сегодняшний день отличается даже от вчерашнего, не говоря уже о днях давно минувших. Современность деактуализирует и нередко опровергает устоявшиеся истины (хотя иногда возникают экстремальные ситуации, в которых приходится обращаться к накопленному предыдущими поколениями опыту физического выживания). И идеальным было бы прагматичное сочетание консервативности и инновационности. Каково соотношение, каждый решает сам.
Напоследок приглашаю заглянуть в мою камеру – то есть, рабочий кабинет. Раз так повелось, накропаю-ка и я свой текст. Примерно такой.
Если работа не нравится, единственным оправданием может быть то, что она приносит устраивающий меня доход. Работа и заработок – вещи далеко не всегда между собой связанные, а их зависимость совершенно не прямо пропорциональная. Любой заработок хорош, если процесс зарабатывания не нарушает моих принципов. Цель рабочей деятельности в том, чтобы создать условия, при которых в дальнейшем можно было бы не работать. Это совсем не означает, что я при таких условиях действительно перестану работать; нет – просто я стану гораздо более избирательным в выборе видов деятельности. Разумные человеческие потребности очень даже конечны, а бесконечное зарабатывание превращается в марафон на беговом тренажере, победить в котором невозможно. Комфортная среда для работы крайне желательна.
Вот о последнем, кстати. Всякий принцип, всякое правило сразу становится ограничением, а я фрилансер, и любые ограничения тут же вызывают внутренний протест. Поэтому я пишу мелом, и не на стене, а на специальной доске. Это для того, чтобы в любой момент можно было снести стену, а на доске написать совершенно другие правила, ибо мир меняется, а вместе с ним должны меняться и мы.

Обстановку в комнате «Социум» можно посмотреть ЗДЕСЬ.