воскресенье, 19 января 2014 г.

О принятии решений



В последних выступлениях я все чаще влезаю в тему принятия решений. Возможно, причина кроется в том, что сам я достаточно долго с головой был не очень дружен, жил себе как жил, а задумывался только тогда, когда приходилось разбираться с последствиями. И только в последние 10-12 лет, принимая серьезные решения, я стараюсь действовать по определенному алгоритму. В результате качество и эффективность принимаемых решений резко возросли, а с неприятными последствиями сталкиваться приходится намного реже.
Из чего мы исходим, раздумывая над тем, как поступить? В первую очередь, из опыта, причем не только собственного, но и родительского, и общечеловеческого. Что еще учитываем? Текущее положение дел – да. Перспективы – в определенной степени и в меру своих предсказательских способностей. Над чем меньше всего задумываемся? Над отдаленными последствиями.
И при этом далеко не всегда учитываем, что окружающий мир и характер его развития изменились кардинально и бесповоротно. Истины предыдущих поколений (а весь прежний опыт человечества – это история борьбы за выживание) потеряли актуальность, многие принципы и законы не работают, соблюдение некоторых правил приводят к результатам, совершенно противоположным ожидаемым.
Например, по подсознательному убеждению многих из нас, штатная работа дает ощущение надежности и уверенности. Но, во-первых, средний срок жизни предприятия или бизнеса значительно сократился; во-вторых, предлагаемый на них уровень денежного вознаграждения позволяет более или, что чаще, менее комфортно выживать, и только. А пресловутая пенсия, особенно в наших странах, недалеко ушла от прожиточного минимума, обеспечивающего всего лишь физиологическое существование.
Коллега летом 2008 года взял кредит на покупку однокомнатной квартиры на верхнем этаже многоэтажки. Благодаря валютному доходу кризисный курсовой скачок прошел для него безболезненно. Но вот когда, после кризисного падения цен, за те же деньги можно было приобрести квартиру вдвое большей площади, он не раз жалел о несвоевременности решения. Хотя, конечно, прогнозировать такие вещи сложно, если вообще возможно.
Нам часто приводят в пример истории успехов отдельных известных личностей. Часть из них (компьютеры, социальные сети и пр.) – это истории реализации фантастических идей, родившихся никак не из опыта, а, скорее, из анализа потребностей будущего.
Мне через неделю исполнится 51 год, и в быстро меняющемся мире я, скорее всего, буду пассивным наблюдателем. Тем, кому сейчас 40, придется свыкаться с ролью активных обитателей. Те, что помоложе, будут не просто жить в этом мире, но и строить его. Что же следует принимать в расчет и какие факторы учитывать, планируя дальнейшую жизнь?
Самым главным фактором, на мой взгляд, является развитие технологий, из-за которого экономическая потребность в человеческих ресурсах постоянно и неуклонно снижается. Уже сейчас исчезновение трех четвертей населения планеты, возможно, и вызвало бы отдельные сбои, но вряд ли сказалось бы на функционировании экономики в целом. Дальше будет только сложнее. Применительно к переводу, мы оставались на обочине технологий до 90-х годов прошлого века, а перевод был исключительно интеллектуальной деятельностью. Сегодня нашу отрасль невозможно представить без технологических прибамбасов. С годами совершенствующиеся технологии будут все больше и чаще заменять человека в процессе, и потребность в нас, переводчиках, сократится до «незаменимого минимума».
Следующим существенным фактором я назвал бы перепроизводство и избыточность всего реально необходимого. Я уже говорил, что перевод нужен и важен ровно настолько, насколько нужны или важны товары или услуги, к которым он прилагается. При нынешнем переизбытке всего, что только можно себе представить, перевод – его качество и даже наличие – в большинстве случаев совсем не та характеристика товара или услуги, на которую потребитель обращает внимание в первую очередь.
И еще один момент. В современных условиях достижение успеха маловероятно, практически невозможно без манипуляций, примером которых является, в частности, реклама. И здесь нередко возникает конфликт между моральными принципами и стремлением заработать. Переводчиков это касается в очень малой степени, но мечтающим о переходе на более высокий социальный этаж следует помнить: чем выше этаж, тем меньше общечеловеческой морали и этики.
Как всегда, конкретное решение принимает каждый из нас самостоятельно – равно, как и расхлебывает последствия.

суббота, 18 января 2014 г.

Развернутый ответ Андрею Швайгерту



QUOTE …угрожают ли эти тенденции фрилансу как образу жизни и ведению бизнеса (применительно к переводческому делу)? Другими словами, можем ли мы предположить, что через 5-15 лет быть переводчиком в режиме фриланса будет менее выгодно чем, скажем, штатным перевочиком где-нибудь в компании или в БП? UNQUOTE  

Вопросов тут я вижу несколько, и отвечать буду по очереди.
- Угрожают ли нынешние тенденции в индустрии переводов фрилансу … и ведению бизнеса (применительно к переводческому делу)?
Разумеется, да – во всяком случае, большинству.
Давайте посмотрим, как менялась ситуация. 10 лет назад уровень в 10 центов (без всяких традосов и учета повторов) был почти нормой, и в целом расценки находились в достаточно высоком диапазоне, поскольку большинство клиентов готовы были платить тарифы, действовавшие на внутренних рынках. Сейчас это исключение, так как рынок стал глобальным, и большинство клиентов разобрались в ситуации и знают стоимость переводчиков из разных стран, плюс понимают (или чувствуют), какие из проектов стоят запрашиваемых за них денег, а какие нет. Завтра массовые тарифы подсядут еще ниже.
Давайте посмотрим, как менялась ситуация для переводчиков. 10 лет назад достаточно было появиться в сети, чтобы через несколько месяцев колбасить (при желании) 20 часов в сутки по 6-7 центов или через полгода набрать нормальную загрузку по 10. Сегодня на формирование клиентской базы уходят многие месяцы и годы, а в высоком ценовом сегменте остаются только 1) высокоспециализированные, узкопрофильные и другие специфические тексты; 2) переводы с высокой степенью ответственности (официальные, юридические, медицинские); и изредка 3) клиенты, не желающие менять успешно действующие принципы. Завтра «просто переводчик» не будет нужен никому, потому что для ответственных переводов достаточно будет и имеющихся, а остальное пойдет в переработку при помощи новых продвинутых технологий.
10 лет назад зарабатывать неплохо фриланс-переводом мог каждый второй, если не первый. Сегодня если соотношение примерно один к пяти, это хорошо, но, боюсь, что цифры слишком оптимистичны. Завтра оно станет 1:10 или 1:30, причем этот один будет работать в одном из упомянутых сегментов. Забавно, что в абсолютных показателях это число практически не меняется. Чтобы было понятнее, то объем «хороших» проектов, составлявший, условно говоря, 10 млн слов раньше, не изменился и сейчас, да и завтра останется таким же. А вот объем дерьма (никому не нужных текстов, заказов от никому не нужных клиентов, проектов, проходящих через 4-5 посредников прежде, чем попасть к переводчику-фрилансеру) увеличивается быстро и постоянно. Добавьте сюда постоянно растущее число желающих переводить, и картина станет более ясной.

- …можем ли мы предположить, что через 5-15 лет быть переводчиком в режиме фриланса будет менее выгодно чем, скажем, штатным перевочиком где-нибудь в компании или в БП?
Ответ становится очевидным, если перефразировать вопрос следующим образом: найдется ли через 5-15 лет добрый дядя, хозяин компании или БП, готовый платить переводчику (или любому другому работнику, кроме тех, на которых и держится компания) достойную заработную плату?
Я скажу так: если доход от штатной работы укладывается в диапазон от 1 до 3 единиц, то потолок потенциала фриланс-перевода находится где-то в районе 10-50 в зависимости от выбираемой точки отсчета. Реализация же потенциала – это совсем другой вопрос…

- ...угрожают ли эти тенденции фрилансу как образу жизни?
Я намеренно убрал «образ жизни» из вопроса в первой части. Ведь на самом деле фриланс не сводится только к деньгам или бизнесу.
Вот как эволюционировало мое восприятие фриланса с того момента, когда я начал активно работать через интеренет. Сначала фриланс был для меня, в первую очередь, возможностью зарабатывать много и отчислять мало (а совсем сначала – ноль). Потом стало ясно, что это бизнес, чаще всего индивидуальный бизнес, построенный на квалифицированной профессии и не предусматривающий возникновения отношений найма. Позже для меня более важным стал баланс свободы и независимости (это определение нашего коллеги из Болгарии; при этом под свободой понимается возможность делать то, что хочется, а независимость – это возможность НЕ делать того, чего НЕ ХОЧЕТСЯ делать. Не буду философствовать дальше, но такой взгляд на фриланс мне очень нравится). Сейчас же – подчеркну, именно в моей ситуации и с моей личной точки зрения – самую существенную составляющую фриланса можно выразить следующей формулой: 10 = работа + свободное время, где:
10 – условный «рабочий день"; примерная продолжительность (в часах) периода, в течение которого я готов работать;
работа – реальные затраты времени на выполнение переводов и административные обязанности фрилансера;
свободное время – собственно, свободное время. Вот как! А на что его потратить – на маркетинг в поисках более выгодных клиентов, работу(!?), семью, хобби, диван с телевизором, общение с друзьями – это мы решаем сами.

суббота, 11 января 2014 г.

Мне очень нравится вопрос «зачем?»



В отличие от «почему?», предполагающего описание причин, «зачем?» требует определения целей – и последствий принятых решений.
Зачем столько молодых людей хотят переводить?
Чтобы найти приложение своей любви к языкам? Отлично! При этом им следует понимать, что зарабатывать одна только любовь к языкам не приносит серьезного дохода; собственно, и владения рабочим языком на уровне родного уже сейчас не всегда хватает, а в будущем и подавно.
Чтобы зарабатывать? См. выше. Если поставленная цель – высокие доходы, то нужно осваивать специальность, потому что времена, когда «просто переводчик» мог зарабатывать столько же, сколько и неплохой программист или хороший инженер в развитой стране, уже прошли. Высокие тарифы остаются в узкоспециализированных областях вроде финансов, страхования, медицины (не всякой), суровых ИТ. В большинстве других областей стандартными становятся усредненные и достаточно низкие расценки. Они по-прежнему могут обеспечить вполне комфортное существование на просторах «дешевых» стран вроде Украины или России, но не более того.
Научиться переводить, потом приобрести специализацию и войти в сегмент высоких заработков? Цель хороша, вот только алгоритм изнаночный. Начинать надо как раз со специальности. При современной сложности любой отрасли язык отходит на второе место, уступая первенство знанию и пониманию специфики конкретной области.
В большинстве случаев, принимая те или иные решения, человек исходит из прошлого опыта, как своего, так и общего. Нынешний мир меняется с такой скоростью, что вчерашние закономерности не срабатывают, действовавшие правила теряют силу, отработанные правила действий становятся мало- или совсем неэффективными.
Что будет завтра? А послезавтра? А через несколько, через десяток лет? Насколько рациональным окажется решение стать переводчиком (и потратить массу времени на освоение рабочего языка или языков, приобретение опыта и навыков, формирование переводческой логики и приобретение специализации), если профессия, не исключено, через 15-20 лет окажется на грани вымирания из-за невостребованности, как это случилось с профессиями кузнеца, ткача, столяра? О да, мастера, способные выковать великолепные клинки, кутюрье и краснодеревщики существуют и сегодня – но много ли их? И кто из тех, кто сегодня готовится выбрать перевод в качестве занятия на всю оставшуюся жизнь, уверен, что он способен превратиться в Мастера?