пятница, 20 сентября 2013 г.

Ответ на еще один FAQ



Еще один часто адресованный мне вопрос касается моей книги: насколько она устарела с момента выхода из печати?
Пытаясь дать объективный ответ, я пролистал ее в очередной раз. Что сказать? Это как с описанием работы двигателя внутреннего сгорания: принцип работы, по сути, не изменился со времен изобретения, но сам двигатель постоянно совершенствовался и сегодня мало похож на первый, пыхтящий, коптящий и чихающий… Мастера с закрытыми глазами разбиравшие и собиравшие моторы старых добрых копеек, даже не лезут под капоты современных авто – нечего им там делать.
К счастью, с книгой не все так плачевно, ведь писалась она, как бы там ни было, не в прошлом веке. Тем не менее, рабочая среда изменилась, и сильно. Об изменениях и пойдет речь в этой публикации.
Прежде всего, изменилась аудитория. Десять лет назад сама идея фриланса с трудом воспринималась многими из нас, психологически заточенными под штатную работу, а самым частым вопросом в приходивших ко мне электронных сообщениях был «Скажите, а как можно стать фрилансером?» Информации о фрилансе не хватало, ее нужно было искать, а опыта, подтверждавшего возможность успешного фриланса, практически не было. Пять лет назад идея стала массовой, но Клондайк к тому моменту уже закрылся: кто не успел, тот опоздал. Сегодня о фрилансе знают все или почти все всё или почти всё, но ситуация изменилась, и успешность начинаемой сейчас фриланс-карьеры сомнительна, а достижение желаемого результата возможно только через несколько лет, да и то не для всех. Одним словом, знаем мы нынче гораздо больше, но, как в известном анекдоте, и что с того? Помогло оно нам?
Изменились и наши клиенты. Они оказались намного расторопнее (видимо, сказалась разница между инертностью исполнителей и реактивностью предпринимателей), быстрее свыклись с новым положением дел и тут же принялись наращивать объемы и масштабы производства, ангажируя большее количество переводчиков и привлекая тех, кто работает в новых языковых парах. И пока фриланс внедрялся в инерционное сознание переводческих масс, клиенты скоренько разобрались в особенностях местных рынков и цен и принялись шантажировать нас количеством переводчиков, готовых работать по бросовым тарифам.
Состав клиентуры сейчас иной. Удельный вес MLV постоянно растет – а это означает удлинение цепочки от конечного заказчика до исполнителя, бюрократизацию процесса и уменьшение тарифов для переводчика.
Практически все агентства заполнили свои базы данных до отказа, с троекратным избытком. При этом объемы работ пусть и увеличиваются, но не кратно, а на проценты в год. Поэтому поиск клиентов для тех, кто только начинает путь во фриланс, сейчас очень и очень затруднен.
В большинстве сегментов упала средняя цена. Если 5-7 лет назад клиенты радовались, находя качественного переводчика, работающего по €0,07 за слово, сегодня это чуть ли не потолок. Оговорюсь сразу, это характерно для «массовых» областей и совершенно не касается узкоспециализированных тематик.
Исчезли из портфеля заказов многими любимые инструкции к бытовой технике. То ли ТэЭмки стали настолько объемными, что уже и переводить, по сути, нечего, то завязли они в низком ценовом сегменте, то ли начисто подмяты агентствами и не появляются на вольном рынке. Да и в целом сложность приходящих заказов возросла. Впрочем, я сужу, в основном, по себе. Есть подозрение, что для выполнения переводов попроще привлекаются переводчики подешевле.
САТ’s стали стандартом, по крайней мере, в сфере отраслевых переводов. Я уже не припомню, когда в последний раз мне приходил заказ, который можно было делать без Традоса. Хотим мы того или нет, а выкладывать раз в два года несколько сотен конвертируемых денежных единиц и обучаться работе с очередной версией все-таки приходится.
Вот такие изменения произошли в профессиональной среде за последние три-четыре года. Изложенные в книге основные принципы фриланса остались неизменными, однако применять их приходится в совершенно иных условиях.

Комментариев нет:

Отправить комментарий