среда, 6 апреля 2016 г.

По итогам неконференции - 1



По возможности попытаюсь дать более широкие ответы на некоторые из прозвучавших вопросов
Сегодня про аутсорсинг.
Я однажды пришел к следующим выводам: чтобы привлечь и удержать исполнителя, чей уровень качества сравним с моим, я должен быть готов предложить ему тариф, тоже сравнимый с моим. Но какой тогда смысл во всем этом? Покупать за рупь, за рупь же продавать, оставляя себе только головную боль и бухгалтерию???
Если чуть серьезнее, то:
1. С одной стороны, аутсорсинг не совсем этичен. Кто подписывал Service Agreement, тот брал на себя обязательства не передавать работу на исполнение другим лицам и вообще блюсти конфиденциальность. Кто не подписывал, тот все равно нарушает до сих пор действующие неписанные правила межпартнерских отношений.
С другой стороны, насколько этичным является, к примеру, использование Google Translate (или даже словарей!), если это позволяет и помогает выдать клиенту продукт именно того качества, которое ему требуется? В этом смысле субподрядчик выступает, по сути, в роли «инструмента» выполнения заказа.
В целом же, каждый решает этот вопрос сам в согласии со своими представлениями о правильном и неправильном, этичном и неэтичном.
2. Эффективный (в финансовом смысле) аутсорсинг возможен при достаточном (или даже избыточном) объеме заказов, но таковой сегодня, с учетом некоторого падения объемов в наших языковых парах и по достаточно большому количеству проектов/тематик, маловероятен; либо же приходится для обеспечения объема занижать цены. Результат – сами понимаете.
3. Аутсорсинг по определению подразумевает частичный (или полный) переход от собственно перевода к другим видам деятельности – в частности, к вычитке/редактированию (которые в некоторой мере связаны с профессией) и контролю процесса (чистый бизнес и технологическая деятельность). Лично мне перевод нравится больше, чем менеджерство; кому-то наоборот.
4. Арифметика. Ваш тариф - N центов за слово, Исполнителю полагается M центов. Соответственно, остается N – М. При этом нередко оказывается, что если пересчитать полученный доход с учетом потраченного времени, то получаются те же штаны, только ширинкой назад. Условно: чтобы заработать сто единиц денег, надо потратить три часа на перевод; если отдать заказ на исполнение, можно потратить час (на вычитку) и получить 50 единиц денег. Казалось бы, чистый, пусть и небольшой, профит; однако надо ведь учитывать и время на поиск исполнителя, и повышение фактора риска, и увеличение объема непродуктивной деятельности (ведь теперь ко всему, что было, добавляется и необходимость оплаты работы субподрядчиков) и расходов (на ту же оплату). Стоит ли овчинка выделки?
Мое обобщающее мнение таково: нормальный переводчик-ремесленник вполне в состоянии даже в нынешних, местами не лучших, условиях зарабатывать от двух до пяти тысяч единиц денег в месяц переводом.
А больше и не всегда надо.

5 комментариев:

  1. По поводу расчетов (пункт 4):

    Из тарифа N (по моему опыту) также вычитаются налоги* и банковские комиссии**, что делает передачу в субподряд небольших заказов вообще неинтересной.
    * от 5 до 20% (в зависимости от группы налогоплательщика)
    ** комиссия банка-корреспондента (от 25 до 50 евро за транзакцию) + расчетно-кассовое обслуживание в местном банке (около 1% от зачисленной суммы)

    ОтветитьУдалить
  2. Думаю, что этот пост, к сожалению, выражает самое глубокое заблуждение переводчика-фрилансера https://patenttranslator.wordpress.com/2013/07/01/the-biggest-mistake-that-freelance-translators-make/

    ОтветитьУдалить
  3. Валерий, можно подоходчивее? ))

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Доходчивее и подробнее, мне кажется, я и написал в статье по ссылке.

      А если серьезно, то основной порок всех, кто выступает "против" аутсорсинга, состоит в неумении или нежелании видеть ситуацию глазами клиента.

      Каким бы хорошим ни был переводчик (или любой другой профессионал), если он вынужден (по своим причинам, главным образом из-за занятости) отказывать клиенту, он автоматически утрачивает в глазах клиента все свои - какими бы они ни были - качества. Клиент вынужден обращаться к кому-то другому и нередко доступность (availability) другого перевешивает все остальные достоинства и качества, в т.ч. в отношении всех последующих заказов.

      То же самое можно сформулировать чуть менее доходчиво как "нехватку ресурсов", что становится все более важным в отношениях между заказчиком и исполнителем, если относиться к ним не однопланово и одномоментно. по принципу "а больше и не всегда - то бишь сейчас - надо", а с учетом "устойчивого развития" (что тоже, как и "ориентация на клиента", отнюдь не пустые слова).

      Удалить
    2. Теперь понятнее.

      Моя позиция остается неизменной: я был, есть и буду фрилансером (не агентством!) с соответствующими ограничениями - в том числе по производительности и тематикам. Клиентов я отбираю (в том числе методом выставления высокого тарифа) таким образом, чтобы НЕ обеспечивать себе полную загрузку от любого одного из них. В результате моя средняя загрузка в пересчете на год составляет примерно 80%. Это означает, что у меня бывают совершенно пустые дни и даже недели, а также дни и даже недели загрузки на 146% (то есть, когда приходится работать 12-14 часов в день, включая выходные).

      Таким образом, у меня достаточно редко возникают ситуации, когда я вынужден отказывать клиенту; настолько редко, что я не боюсь потерять клиента по ЭТОЙ причине.

      Ну и, конечно же, основной посыл текста не в том, что аутсорсинг плох, а в том, что для меня аутсорсинг неприемлем как основной принцип построения фрилансерского бизнеса.

      А заказы на исполнение я отдаю - сейчас, правда, всего двум человекам.

      Удалить