суббота, 13 июля 2013 г.

Индустрия переводов: очередная пирамида…



В 2007 году, путешествуя по Италии, я заехал в офис местного агентства, снабжавшего меня достаточно большими объемами заказов. (К слову, позже оно вошло в Топ-20 европейских переводческих компаний). В проходившей за ароматным кофе беседе с директором мы, как водится, говорили и о том, что ждет отрасль перевода в будущем. Я высказал мысль о надвигающейся «корпоративизации» отрасли: это когда доля крупных MLV в общем обороте увеличивается настолько, что в их сетях оказывается подавляющее большинство прямых клиентов, а цепочка «конечный клиент – агентство – переводчик» удлиняется до «конечный клиент – крупный MLV – региональное подразделение MLV – агентство-субподрядчик (или два, а то и три) – переводчик». Тогда директор отмахнулся, заявив, что, по данным авторитетных источников, удельный вес переводов, проходящих через MLV, не превышает 10%, и, с его точки зрения, тенденция в ближайшие годы не превратится в фактор, влияющий на рыночную ситуацию.
Увы, я оказался правее, чем он.
У MLV есть свои функции, и немало переводческих проектов гораздо успешнее реализуются именно в таких структурах. Фрилансер или даже группа фрилансеров вряд ли способны локализовать очередную версию операционной системы за отведенное для этого время, обеспечив тот или иной уровень контроля качества и тестирования. С другой стороны, есть немало «чисто фрилансерских» заказов – связных текстовых материалов объемом до 100 000 слов, не требующих дополнительной обработки вроде верстки и т.д. – где участие агентств минимально. Но есть ли при этом агентства, отказывающиеся от заказов по причине их «не-агентского» характера?
Что же готовит нам грядущий день?
Структуризация отрасли достигнет максимально возможного в имеющихся условиях уровня. Кто-то кого-то поглотит, кто-то с кем-то сольется, со многими местными агентствами будут заключены субподрядные договора, количество конечных клиентов, не пользующихся услугами MLV, будет стремиться к нулю. Естественным следствием формирования такой индустрии в полном смысле слова является уменьшение тарифов для тех, кто работает на самом нижнем уровне – то есть, собственно и делает перевод. На ум приходит автопром, где – за вычетом нескольких супердорогих моделей – машины германских брендов собираются в развивающихся странах вроде России или Мексики из деталей, произведенных в Китае. Но, в автопроме запчасти – это еще не готовый автомобиль; в нашей же отрасли сделанный перевод – это уже почти готовый продукт, который иногда требует доработки в виде вычитки, верстки в нужном формате или размещения на сайте.
Однажды, после почти двухмесячной процедуры регистрации в агентстве (региональном подразделении MLV) с выполнением тестов, подписанием кипы договоров, ознакомлением с многостраничными описаниями процедур и прочей бюрократической мути, мне наконец-то была объявлена цена: €0,07 за исходное слово с традосовской решеткой, само собой. Мне стало любопытно, по каким ценам MLV продает услуги своим клиентам. Результаты дали пищу для размышлений. На верхнем конце цепочки цена составляла от 40 до 48 центов. Другими словами, переводчику полагалось порядка 15% от исходной стоимости. При этом все до единого заказы, полученные от этого агентства, были «фрилансерскими». И такое распределение типично.
Как оптимист, я утверждаю, что хороших (= готовых принять мои сравнительно высокие тарифы) клиентов на остаток моего профессионального века хватит. Как пессимист, я понимаю, что описанная выше структура через 3-5 лет станет доминирующей, а позже и единственной на рынке.
Как и положено, возникает исконный вопрос: что делать? Об этом – в следующей публикации на тему "Диверсификация".

2 комментария:

  1. От куда такая уверенность в том, что "описанная выше структура" станет доминирующей? На чем основывается Ваше предположение?

    ОтветитьУдалить
  2. Если коротко, то из динамики развития отрасли за прошедшие 5-6 лет.

    ОтветитьУдалить